ГЕОПОЛИТИКА

ИНТЕРВЬЮ

Анализ отраслей
Слияние и поглощение
Исследования по заказу
Глоссарий

На главную страницу

Тенденции
Раскрытие
Новости
Базы данных
Слияния и поглощения
Аналитика
Рейтинги
Валюты
Конференции

Об Агентстве
Продукты
Контактная информация



 


Либерализация финансовой системы в 2000-2010 годах (на примере Турции и Ирана)

Содержание

Введение
Либерализация финансовых систем развивающихся стран
Основные понятия, предпосылки и формы проведения реформ
Противоречивые последствия либерализации финансовых рынков развивающихся стран
Опыт финансовой либерализации Турции в XXI веке 15
Итоги либерализации в 90-е гг
Реструктуризация банков и реформа финансового сектора
Банковский сектор Турции в условиях глобального кризиса
Процессы либерализации финансового сектора в Иране       30
Начальный этап либерализаци в ИРИ
Уровень и характер развития финансовой системы 39
Последние тенденции в либерализации финансового  сектора Ирана
Заключение
Приложения
Библиография


Введение

Мировая экономика изменилась удивительным образом за последние 20-30 лет. Мировая торговля выросла в 5 раз с 1980 г. и ее доля в мировом ВВП увеличилась с 36% до 55%. Повышение темпов роста и торгового оборота в мире были связаны, в том числе, с более активным включением в этот процесс развивающихся стран и стран с переходной экономикой, заметным устранением таможенных барьеров. В азиатских странах глобализация финансовых потоков была еще более впечатляющей. Валовой объем трансграничных финансовых активов удвоился с 1990-х гг. - с 58% до 131% мирового ВВП. Ведущей силой в этих процессах выступали промышленно развитые страны, однако постепенно и группа развивающихся стран становилась все более активным участником межстранового обмена финансовыми активами. Это позволило в начале XXI в. выделить новый критерий дифференциации развивающихся стран – степень интегрированности в международный финансовый рынок. В связи с этим 20 наиболее активных развивающихся стран выделены в подгруппу стран с формирующимися рынками (emerging market economies/developing countries).

Опыт экономического развития в современном мире свидетельствует о значительном, хотя и неоднозначном воздействии уровня и характера финансовой системы на темпы экономического роста, их устойчивость, повышение эффективности мобилизации инвестиционных ресурсов, поддержание стабильности экономики в условиях внутренних и внешних шоков - эти функции финансовой системы в последнее время привлекают все большее внимание.
Финансовая система – совокупность финансовых отношений и финансовых институтов, в процессе функционирования которых формируются и используются фонды денежных средств. Финансовая система в широком смысле включает в себя, таким образом, финансы государства, предприятий и населения. В более узком смысле под финансовой системой понимают совокупность рынков и инструментов, обеспечивающих процесс аккумулирования сбережений и перемещение финансовых ресурсов от кредитора к заемщику. При таком подходе главными звеньями финансовой системы выступают банковский сектор и рынок ценных бумаг. В данной работе мы будем придерживаться узкого понимания термина «финансовая система». В свою очередь, характер и особенности развития финансовых систем многих развивающихся стран, начиная с конца XX в., определялись в значительной степени процессом их реформирования, осуществляемого в духе неолиберализма. Масштабные финансово-валютные потрясения конца XX - начала XXI вв. потребовали переосмысления многих взглядов, касающихся необходимых условий, масштабов и темпов либерализации финансовых систем. Некоторые взгляды претерпели очень существенные изменения.

В связи с этим представляется интересным и актуальным провести сравнительный анализ особенностей и динамики процесса реформирования финансовых рынков Турции и ИРИ уже в новых условиях.

Все большее значение при реформировании экономик стран Азии и Африки на современном этапе уделяется уровню и качеству развития институтов. Турция и Иран, таким образом, представляют редкую и интересную возможность выявить влияние структурных и институциональных особенностей экономики на процесс дерегулирования финансовой системы. При этом обе страны принадлежат к региону Ближнего Востока, входят в группу стран со средним уровнем развития по классификации Всемирного банка, что делает сопоставление более содержательным.

Выбор периода (2000-2010 гг.) для ИРИ связан с тем, что позиции сторонников реформ усилились после выборов в парламент и президентских выборов 2000/01 г. а также с тем фактом, что значительные преобразования по либерализации экономики и финансового сектора были проведены именно в рамках 3-его плана (2000/01-2004/05) и последующего периода. В 90-е гг. либерализация проводилась менее последовательно, государству зачастую приходилось балансировать между антикризисными и популистскими мерами.

Для Турции начало XXI в. ознаменовалось серьезным валютно-финансовым кризисом, а также новым этапом во взаимоотношениях с ЕС. Эти события придали новый импульс либерализации финансового сектора и совершенствованию его институциональных основ.

Существует множество работ, освещающих тему либерализации экономики. В данной работе использованы материалы следующих авторов: Н.Ю.Ульченко, Н.М.Мамедовой, Е. Шеенко, З.Мамедова, Сажина, Mahmood Yousefi, Sohab Abizadeh, Ken Mccormick, O. Esen, Ceyla Pazarbaşioğlu, Ali.F. Darrat и др.

Основной целью данной работы является определение возможного пути эффективной либерализации финансовой системы на современном этапе. В связи с этим уместно сравнить две схожие по базовым показателям экономики, проводящие дерегулирование своих систем по двум различным схемам. На основе анализа и сопоставления динамики основных индикаторов финансовой системы Турции и Ирана можно будет сделать вывод о том, какие меры необходимы для равномерной интеграции в глобальную финансовую систему.

Либерализация финансовых систем развивающихся стран

Основные понятия, предпосылки и формы проведения реформ

В последнюю четверть XX в. многие страны мира с разным уровнем экономического развития предприняли серьезные усилия по либерализации своих экономик. В результате открытость национальных экономик в значительной мере возросла. Как подчеркивается в документах МВФ, центральным звеном реформирования экономик выступала либерализация финансовой системы. Под либерализацией финансовой системы понимается комплекс мер, позволяющих осуществить переход от закрытой национальной финансовой системы с высоким уровнем государственного регулирования к более открытой - рыночно ориентированной. Поскольку для большинства систем развивающихся стран банковский сектор является центральным звеном, то либерализация, прежде всего, касалась деятельности банковского сектора.

Для банковских систем развивающихся стран с высоким уровнем вмешательства государства наиболее характерными являются следующие черты: контроль распределения кредитов (приоритетные направления, ограничение кредитования других отраслей, высокие нормы резервирования); контроль процентных ставок (в форме определения минимальных/максимальных значений, потолка или коридора); разрешение/запреты на различные виды банковской деятельности, операции; жесткое регламентирование многих параметров работы банков (количество работников, отделений, открытие филиалов в городах/сельской местности); доминирующие позиции государственных банков; ограничения по трансграничным сделкам, в том числе через валютные ограничения или применение множественных валютных курсов.

Такая банковская система на определенном уровне экономического развития сыграла важную роль в становлении и росте национальных экономик, обеспечивая распределение ограниченных финансовых ресурсов в пользу приоритетных отраслей экономики. Однако использование самих финансовых ресурсов при такой системе крайне неэффективно (например, низкая возвратность кредитов, их плохое технико-экономическое обоснование, коррупция). Важной составляющей реформирования финансовой системы выступает либерализация движения капитала (счетов движения капитала (СДК)). Предполагается, что дерегулирование национальных финансовых рынков создает условия для более эффективного использования иностранного капитала.

Такое внимание к финансовым аспектам либерализации предопределяется рядом соображений, в первую очередь тем, что внешнеторговая и финансовая либерализации создают основу инфраструктуры для расширения товарных и капитальных потоков между странами. Это способствует формированию нового, более высокого уровня открытости и взаимозависимости национальных экономик. Другими словами, либерализация финансовых рынков является одной из важнейших составляющих глубинного системообразующего процесса в мировой экономике, а именно – глобализации.

Усилия по либерализации национальных финансовых систем в 1990-е гг. сводились, главным образом, к следующим шагам: обеспечение свободного (рыночного) определения процентных ставок, снятие ограничений на валютные и капитальные операции, открытие финансового сектора для иностранного капитала, приватизация государственных банков. Однако время, последовательность, масштабы реформ существенно различались по странам. Значительная часть стран ОЭСР приступила к либерализации финансовых систем еще в конце 70-х - начале 80-х гг.

Большинство развивающихся стран начали дерегулирование финансового сектора позже. Интересно отметить, что государства различных регионов осуществляли либерализацию финансовых систем в одно время и часто схожим образом. Так, большинство указанных реформ в Латинской Америке были осуществлены в начале 80-90 гг. Исключение – опыт двух стран - Аргентины и Чили, которые приступили к ней еще в 70-е гг. Финансовая либерализация Восточной Азии по сравнению с Латинской Америкой носила постепенный, осторожный характер (осуществлялась «маленькими шажками»), начиная с начала 80-х гг. В результате процесс реформирования растянулся на целую декаду.

В Южной Азии либерализация началась с середины 90-х гг., проводилась более решительно, только Шри-Ланка приступила к реформированию в 1978 г. Однако надо отметить, что финансовые системы стран Южной Азии остаются еще в значительной степени регулируемыми и в настоящее время.

Либерализация финансового сектора – сложный и противоречивый процесс, затрагивающий интересы разных групп бизнес-сообщества и населения. Политики, начинающие реформы, сталкиваются с 3-мя основными вопросами: кто выиграет; кто проиграет; насколько сильным может быть сопротивление традиционной элиты или других групп носителей определенных интересов? По всей видимости, время начала реформ откладывается до тех пор, пока выгоды от сохранения статус-кво перевешивают издержки для тех сил, которые определяют время и последовательность шагов по реформированию экономики. В целом 3 типа событий стимулировали переход к активному реформированию: кризисы, с которыми сталкивалась страна; изменение государственной политики в результате осмысления процессов, происходящих в мировой экономике, включая опыт стран основных экономических партнеров; приход к власти новых политических сил, «реформаторов». Очевидно, что эти события могут «сработать» одновременно.

Рис. 1 Способы и результаты перехода к финансовой глобализации.

Источник: Источник: IMF working paper “Financial Globalization: a reappraisal”, 2006, стр. 8.

Однако для большинства развивающихся стран именно кризисные явления в экономике служили пусковым механизмом, причиной перехода к активным шагам по трансформации. Это связано с тем, что в таких случаях инициаторами проведения активных реформ в духе вашингтонского консенсуса часто выступали МВФ или/и ВБ (в рамках предлагаемых программ по стабилизации и структурной адаптации экономики). Любопытно отметить, что характер кризисных явлений, переживаемых страной, не только резко повышает вероятность начала или продолжения реформ, но и влияет на их масштабы и даже направление. Наиболее активные и масштабные реформы финансового сектора наблюдаются в странах, столкнувшихся с кризисами платежных балансов. Напротив, неудачный опыт либерализации банковского сектора приводил в некоторых случаях к замедлению и даже попятному движению в сфере дерегулирования. Рецессии могут как тормозить, так и стимулировать процесс дерегулирования в сфере финансовых рынков.

Либерализация финансового сектора в развивающихся странах часто начиналась с пакетов мер, предполагающих изменение всех основных характеристик национальной закрытой банковской системы с высоким уровнем государственного регулирования. Однако в большинстве случаев первоначальные изменения касались процесса распределения кредитов, определения уровня процентных ставок и снятия ограничений по международным сделкам. Приватизация государственных банков, изменение принципов надзора и регулирования банковских систем – эти меры отличались большей индивидуальностью подхода и зачастую откладывались или проводились вяло. Такой подход дал повод в последующем упрекать развивающиеся страны в непоследовательности и непродуманности реформирования финансового сектора, в том, что на начальных этапах отдавалось предпочтение мерам «легким, быстрым и дешевым», в том, что развивающиеся страны не уловили разницу между дерегулированием и выстраиванием правильно регулируемой финансовой системой. Такие способы проведения либерализации банковской системы в дальнейшем повлияли на возрастание степени неустойчивости экономического развития, на формирование высокой степени уязвимости банков к внешним шокам.

Всемирный Банк рассматривает либерализацию по СДК как отдельный элемент более широкой программы реформирования финансового сектора. Такой подход обусловлен взаимным влиянием двух указанных процессов. С одной стороны, капитал, поступающий из-за рубежа, будет обслуживаться национальными институтами и рынками. Для повышения эффективности использования зарубежных инвестиций необходимо развитие национальных финансовых рынков. С другой стороны, иностранный капитал усиливает конкуренцию на национальных финансовых рынках и, тем самым, способствует их развитию, создавая конкурентную среду, придавая дополнительный импульс внутренней либерализации.

Либерализация движения капитала - очень сложный и противоречивый по своему воздействию на национальную экономику процесс. Развивающиеся страны накопили огромный опыт в этой области. Его изучению посвящено большое количество исследований. Однако нет консенсуса по вопросам скорости, последовательности, форм поведения по открытию страны для иностранных инвесторов. Успешность либерализации движения иностранного капитала во многом связана с характером капитальных потоков, со способностью страны сделать процесс открытия финансовых рынков частью более широкого пакета мер по реформированию финансового сектора и экономики в целом. Сложность этого процесса связана с тем, что трансграничное движение капитала всегда связано с риском. Многие страны, пережившие серьезные финансовые кризисы, предпринимали шаги по либерализации СДК.

МВФ в настоящее время выделяет 40 категорий сделок и форм перемещения капитала. Некоторые из них подпадают под движение по капитальным операциям. Объективно можно приступать к либерализации разных форм движения капитала на разных этапах реформирования финансовой системы. Нет убедительных доказательств того, что сначала надо либерализовать потоки долгосрочного капитала, а затем краткосрочного, что предпочтительнее впустить в страну сначала прямые, а потом портфельные инвестиции. По всей видимости, более важна синхронизация мер по повышению уровня эффективности финансовой системы и рыночных методов контроля движения капитала. Только укрепление финансовых рынков, институтов, поддержание макроэкономической стабильности в стране может помочь ей справляться с рисками, неизбежно присущими международному перемещению капитала.


Противоречивые последствия либерализации финансовых рынков развивающихся стран

Либерализация финансовых систем развивающихся стран привела к росту уровня развития их банковских систем, к диверсификации финансовых институтов и инструментов. Доля развивающихся стран в международных активах и обязательствах заметно возросла.

Таблица 1. Доля развивающихся стран в мировой финансовой системе

  2001 2007
 

Общемировой показатель

М2/ВВП 480% 390%
 

Развивающиеся страны

М2/ВВП 199% 332%
Активы банков/ВВП 70% 62%
Капитализация рынка акции/ВВП 14% 25%
Капитализация рынка долговых инструментов/ВВП 16% 13%
Расчеты по данным МВФ, WEO и Financial global report, 2008

Как видно из таблицы, изменилась не только доля развивающихся стран в глобальной финансовой системе, но и структура их участия. Сократилась доля развивающихся стран в капитализации рынка долговых инструментов, тогда как капитализация рынка акций возросла почти в два раза. Также следует отметить снижение доли банковских активов развивающихся стран в мировом ВВП, что говорит о смещении акцентов в области управления активами из банковской сферы на фондовый рынок. При этом доля банковской системы в финансовом секторе этих стран по-прежнему остается достаточно высокой.

Вместе с тем последствия либерализации финансовой системы и движения капитала привело к возрастанию макроэкономической неустойчивости и уязвимости развивающихся стран к внешним и внутренним шокам. Это выразилось в череде масштабных валютно-финансовых потрясений, с которыми столкнулись развивающиеся экономики в 1990-2000-е гг. (Мексика, Аргентина 1994-1995 гг., страны ЮВА 1997-1998, Бразилия - 1998, Турция 2000, Аргентина 2002, и, наконец, большинство стран в глобальный кризис 2008-2009 гг.).

Несмотря на значительный объем литературы, посвященной финансовой либерализации развивающихся стран, по многим проблемам, в частности, по вопросам об издержках и выгодах от либерализации финансового сектора, единого мнения нет. Например, до сих пор нет надежных данных, подтверждающих положительное влияние либерализации движения иностранного капитала на темпы экономического роста. Однако недавно появились работы, указывающие на наличие положительной связи между либерализацией рынка акций и экономическим ростом. Другой пример: работы, анализирующие влияние финансовой либерализации на отдельные фирмы или отрасли промышленности, указывают на некоторые "плюсы" от дерегулирования, тогда как макроэкономический анализ свидетельствует скорее о множестве трудностей, с которыми государства сталкиваются после активной либерализации. Среди последних важное место занимает усиление нестабильности и повышение «чувствительности» экономического роста к событиям на внешних рынках (Турция). Отчасти это может быть связано с тем, что в условиях их открытости усложняется принятие решений. Это связано с тем, что либерализация повышает неопределенность в отношении роста ВВП, темпов инфляции (через эффект влияния входящих потоков капитала на цены активов), а также в отношении работы механизма трансмиссии. ЦБ имеет меньше возможности контролировать работу коммерческих банков. Способность развивающихся стран справляться с этими рисками неочевидна, хотя многие страны в ходе реформ усилили независимость ЦБ, ввели новые инструменты и институты регулирования, освоили политику таргетирования инфляции. Очень мало исследований посвящено влиянию глобализации на фискальную политику развивающихся стран, однако, есть отдельные работы, указывающие на отрицательное воздействие открытости СДК на государственное потребление и расходы. (Ким, 2003 г.).

Неадекватно или неверно осуществленная либерализация финансовой системы в большей степени ведет к кризисам, чем сама финансовая интеграция. Интересно отметить, что в настоящий момент появилось достаточно много исследований, подтверждающих прямое и позитивное влияние внешнеторговой открытости на экономический рост. Однако ожидание положительного влияния на экономический рост финансовой либерализации в духе неоклассической теории до сих пор не подтвердилось. Не удается доказать причинно-следственную связь между финансовой интеграцией и экономическим ростом. Более того, увеличение волатильности потребления на фоне роста доходов развивающихся стран скорее говорит об обратном. Это позволило некоторым экономистам предположить, что существуют косвенные скрытые положительные эффекты от финансовой либерализации. Эти эффекты (создание новых финансовых инструментов, рост финансовой глубины) можно будет проследить только в долгосрочном плане.


Таблица 2. Международная финансовая интеграция: валовый объем иностранных активов и пассивов (в процентах, если не указано иное).

  1980–84 1985–89 1990–94 1995–99 2000–2004
Все страны (млрд. долл.) 7124,00 14957,00 26411,00 46638,00 76133,00
Доля ПИИ 15,60 16,60 17,90 20,90 21,80
Доля акционерного капитала 4,90 7,50 9,50 15,70 15,90
Доля обязательств 75,10 72,50 69,40 60,00 58,70
Доля других активов и пассивов 4,40 3,40 3,30 3,30 3,60
Развитые рынки (млрд. долл.) 6100,00 13492,00 23969,00 42052,00 69432,00
Доля ПИИ 16,10 16,90 17,90 20,70 21,40
Доля акционерного капитала 5,50 8,10 9,90 16,50 16,50
Доля обязательств 74,80 72,00 69,70 60,50 59,80
Доля других активов и пассивов 3,60 3,00 2,50 2,30 2,30
Возникающие рынки (млрд. долл.) 859 1259,00 2167,00 4236,00 6221,00
Доля ПИИ 12,00 13,30 17,60 23,20 26,60
Доля акционерного капитала 1,30 2,10 6,10 9,40 10,60
Доля обязательств 77,90 76,60 64,60 54,40 46,60
Доля других активов и пассивов 8,80 8,00 11,70 13,00 16,20
Другие развивающиеся рынки (млрд. долл.) 165 207 276 351 480,00
Доля ПИИ 16,00 14,00 14,40 18,70 22,70
Доля акционерного капитала 0,20 0,30 0,30 0,60 1,00
Доля обязательств 73,80 79,90 78,50 71,30 58,30
Доля других активов и пассивов 10,00 5,70 6,80 9,40 18,00

Источник: IMF working paper “Financial Globalization: a reappraisal”, 2006, стр. 54

К положительным эффектам либерализации принято относить следующее:

1. Повышение уровня интеграции формирующихся рынков в международную финансовую систему.

2. Усложнение структуры финансовой системы, повышение ее мобилизационной способности.

3. Развитие рынка долговых и долевых инструментов, что, в свою очередь, создает условия для проведения пенсионных реформ, создания системы страхования.

4. Рыночный характер финансирования государственного дефицита в развивающихся странах (эмиссия государственных долговых обязательств), возможность долгосрочного фондирования.

5. Доступ участников рынка к большему объему разнообразных инструментов, характеризующихся различным уровнем соотношения риск/доходность.

Рис. 2

Источник: IMF working paper “Financial Globalization: a reappraisal”, 2006, стр. 69

Как видно из рис.2, между средним фактическим уровнем финансовой открытости и ростом ВВП за рассматриваемый период нет устойчивой связи.

Более того, в качестве отрицательных эффектов финансовой либерализации отмечается рост степени неустойчивости темпов экономического роста, напряжение по линии государственного заимствования, в том числе в результате вывода национальных экономик из кризисных состояний. В ряде работ указывается, что после серьезных кризисов среднесрочные темпы экономического роста латиноамериканских и стран ЮВА снизились на 1,2-1,4%.


Опыт финансовой либерализации Турции в XXI веке

Итоги либерализации в 90-е гг.

Попытки Турции либерализовать свой финансовый сектор начались с программы структурных реформ 1980-х гг. Перед этим страна столкнулась с серьезным кризисом платежного баланса. Программа структурной адаптации была подготовлена при непосредственном участии МВФ и ВБ. До начала реформ финансовый рынок был слабо развит, фрагментирован, жестко регулировался государством. Преимущественной формой привлечения внешнего финансирования корпорациями выступали банковские кредиты. Бюджетный дефицит финансировался главным образом в форме монетизации. В период с 1981 по 1987 гг. основным направлением реформ стала торговая либерализация, стимулирование экспорта параллельно с реформами в области ценообразования. Последние были нацелены на снижение роли государства в регулировании экономики. На протяжении 1980-х гг. экспортные доходы росли в среднем на 15% в год. Серьезно изменилась структура экспорта. В финансовой сфере наиболее важными шагами были следующие: либерализация валютного режима в начале 1984 г., разрешение банкам принимать валютные депозиты от граждан и заключать сделки в валюте на кредитных рынках, снижение контроля ЦБ над банковской системой. В 1986 г. создан межбанковский рынок краткосрочного кредитования, в 1987 г. ЦБ расширил набор инструментов денежно-кредитной политики, начав операции на открытом рынке. Для надзора за банковским сектором был учрежден совет по рынку капитала. Именно эта организация инициировала возобновление работы стамбульской фондовой биржи в 1986 г. Завершение либерализации по счетам движения капитала, введение полной конвертируемости лиры в 1989 г. привлекло в страну большой объем краткосрочного капитала.

Реакцией реальной экономики на финансовую либерализацию явилась серия бумов и падений. Рост ВВП характеризовался крайней неустойчивостью (8% – 1993 г., -5,5% – 1994 г.), вслед за выпуском резко колебались объемы инвестиций и потребления. Баланс текущих операций изменялся также очень резко: от -6,4 млрд. долл. в 1993 г. до +2,6 в 1994 г. и – 2,3 в 1995 г. Темпы инфляции на ежегодной основе держались на уровне 70-80%. [1]

Опыт Турции в этот период позволяет проследить влияние поспешной, неподготовленной финансовой либерализации на экономику страны и состояние рынка капитала. В противовес ожиданиям влияние государства на финансовом рынке оставалось довольно высоким. Финансовое поведение корпоративного сектора не изменилось заметным образом. Основной формой заимствования для последнего оставались банковские кредиты и внутрифирменное кредитование. Доля ценных бумаг корпоративного сектора в общем объеме финансовых активов упала. Общая тенденция увеличения доли ценных бумаг в ВВП была связана с активной эмиссией ценных бумаг и краткосрочных векселей государством. Коммерческие банки при этом выступали основными держателями государственных долговых бумаг.

В 3 квартале 1993 г. удорожание национальной валюты и ухудшение платежного баланса достигли пика, что привело к резкому бегству капитала с турецкого рынка. Таким образом, основной целью реформирования финансового сектора являлось обеспечение высоких устойчивых темпов экономического роста, достижение стабилизации благодаря повышению эффективности производства и увеличению сбережений. Однако массовые притоки краткосрочного капитала на финансовый рынок Турции не могли быть использованы для новых производственных инвестиций, а, напротив, создавали дополнительные обязательства в иностранной валюте при отсутствии надежных источников их погашения. Финансовая либерализация не устранила, а усилила ранее наблюдавшиеся в экономике дисбалансы.

Начало XXI в. ознаменовалось для Турции масштабным валютно-финансовым кризисом. Основные причины кризиса были теми же, что и в 1994 г. Это несбалансированность в сфере государственных финансов, чрезмерное привлечение краткосрочных иностранных инвестициq для финансирования дефицита государственного бюджета, зависимость национальных экономик от поступлений иностранного капитала.

Очередной серьезный кризис через 7 лет после предыдущего стимулировал меры по дальнейшим структурным изменениям в экономике, включая финансовый сектор. Немаловажным импульсом к реформированию финансового сектора явился новый этап интеграции Турции в ЕС, стремление Турции вступить в эту организацию. Это предполагало выполнение экономических требований Европы по обеспечению необходимого уровня социально–экономического развития страны («копенгагенские критерии»). Вместе с тем в отчете «Прогресс на пути к членству» за 1999 г. по вопросам соответствия Турции критериям особо отмечались «постоянные сбои в работе финансового сектора, что оказывало неблагоприятное воздействие на функционирование экономики, общую макроэкономическую стабильность.[2] В отчете указывалось, что «процесс создания устойчиво функционирующей рыночной экономики далек от завершения». Особенно подчеркивались структурные дисбалансы финансового сектора, недостаточное выполнение последним функции финансового посредника.

Основным направлением финансовых реформ в этот период стало повышение эффективности институтов, создание инфраструктуры, которая должным образом формировала поведение участников рынка.

В настоящее время в стране уже достаточно хорошо отлажена законодательная система, в том числе система прав собственности. Однако необходимо повышать эффективность исполнения законов. В отчете ЕС за 2005 г. отмечались следующие позитивные сдвиги в финансовом секторе: усиление структуры банковской системы (банковские активы/ВВП = 71), улучшение качества контроля за деятельностью финансовых рынков (в 2005 г принят новый банковский закон, который должен был позволить повысить уровень требований контроля к банкам; Агентству по регулированию и контролю за банковской деятельностью были переданы функции надзора за финансовым холдингами), уровень достаточности капитала банков увеличился на 50%, систематизирована процедура вмешательства в деятельность убыточных банков, подготовка законодательных актов об отмене привилегий государственных банков.[3] Государственные банки по-прежнему играют достаточно большую роль и создают до трети добавленной стоимости в банковском секторе.

Вместе с тем отмечается незавершенность процесса приватизации государственных банков, неспособность банковской системы обеспечивать эффективную связь между профицитными и дефицитными экономическими единицами. В докладе Турция была признана функционирующей рыночной экономикой при условии, что процесс стабилизации и проведения необходимых реформ будет продолжен.


Таблица 3. Основные показатели банковского сектора и макроэкономические индикаторы Турции

Год ВВП в текущих ценах, трлн. TЛ Внешний долг/ВВП (%) Реальный прирост ВВП (%) Деньги в обращении (% ВВП) Общий объем депозитов    (% ВВП) Депозиты в иностранной валюте          (% ВВП) Кредиты банковской системы         (% ВВП)
1980 5 23,7 -2,8 3,5 10 - 10,7
1981 8 23,8 4,8 3,3 12,8 - 12,4
1982 10 27,4 3,1 3,5 17,8 - 13,9
1983 14 30,4 4,2 3,4, 18,4 - 14,1
1984 22 35 7,1 3,1 18 1,2 12
1985 35 38,1 4,3 2,8 19,9 2,1 10,9
1986 52 42,7 6,8 2,8 17,1 2,3 12,4
1987 75 47 9,8 2,9 17,5 3,4 15
1988 129 45 1,5 2,5 15,7 4,2 17,6
1989 230 38,8 1,6 2,5 16,6 3,8 16,1
1990 297 32,5 9,4 2,6 15,7 3,6 16,5
1991 634 33,6 0,3 2,6 15,9 4,7 12,4
1992 1103 35,2 6,4 2,3 18,3 7,3 12,7
1993 1997 37,7 8,1 2,3 17,6 8,4 14
1994 3887 49,6 -6,1 2,2 19,8 10,5 13,3
1995 7854 42,8 8 2,1 19,3 9,3 16,5
1996 14978 43,4 7,1 1,8 21,3 10,6 18,5
1997 29393 41,9 8,3 1,8 23 11,5 21,7
1998 53518 47,5 3,9 1,8 27,7 16 19,4
1999 78283 55,6 -6,1 1,9 39,5 22,4 20,1

Источник: Journal of Economic Cooperation 24, 2 (2003), стр.7.

Одной из основных сфер проведения экономических реформ, без которых полноправное вступление Турции в ЕС не будет возможным, является финансовая, где большая часть проблем связана с банковским сектором. Именно банки аккумулируют до 90% суммарного объема активов банковской системы Турции.


Реструктуризация банков и реформа финансового сектора

В конце 1990-х годов XX в. турецкая банковская система была высоко концентрированной. Около 27% общих активов было представлено тремя крупными государственными банками, при этом 5 крупнейших частных банков обладали почти 40% активов. Оставшаяся треть распределялась между другими частными банками (14%), посредническими банками (12%), отделениями иностранных банков (3%) и инвестиционными банками (5%).

Сочетание слабой банковской практики, плохого управления и недостаточного корпоративного управления значительно повысили нестабильность банковской системы. Большинство акций коммерческих банков не торговалось на открытом рынке. Кроме того, многие из них de facto обращались как облигации среди своих корпоративных групп. На протяжении 90-х гг. банки могли относительно свободно кредитовать своих владельцев и зависимые компании (отражая слабые законодательные определения между зависимыми сторонами и различными ограничениями в отношении капитала). Нежесткие правила бухгалтерского учета в целом и правила оценки кредитов, в частности, позволили банкам поднять цены на свои активы и завысить стоимость капитала. Многие подобные частные банки привлекали большие краткосрочные заимствования на международном рынке и затем вкладывали их в более долгосрочные государственные облигации или предоставляли кредиты организациям внутри страны, что делало их более уязвимыми перед лицом шоков процентной ставки или валютного курса.

Операции, проводимые государственными банками, приносили особые сложности. Эти кредитные учреждения были закреплены за политическими партиями, с той целью, чтобы предоставлять субсидируемые кредиты для спонсоров данных партий. Потери банков, созданные из-за таких действий, покрывались правительством. Вместо того, чтобы вкладываться в активы, приносящие доход, банки записывали в свои балансы требования к правительству (потери по обязательствам). Накопление подобных требований сделало банки довольно чувствительными к кризисам ликвидности и изменению процентных ставок. Хроническая недокапитализация добавилась к другим проблемам банковской системы.

Правительство, обеспокоенное слабостью надзора, предприняло шаги по установлению правовой и регуляционной системы, соответствующей международным стандартам и правилам ЕС. Пересмотренный закон о банковском деле ужесточил классификацию кредитов, а также обеспечение потерь по кредитам и ввел дополнительные правила оценки рисков. Кроме того, были ведены ограничения по концентрации рисковых займов, определены правила предоставления подобных займов. Нормы обращения иностранной валюты были ужесточены; введены новые правила консолидации, управления рисками, соответствия бухгалтерского учета и разграничены права собственности менеджеров и владельцев. Кроме того, появились новые законы, облегчающие выход несостоятельных банков с рынка. Правила для частных банков распространялись также и на государственные банки. Независимое агентство по банковскому регулированию и надзору (АБРН) начало свою деятельность в сентябре 2000 г. Тогда же под его контроль перешел фонд страхования депозитов (ФСД), который до этого управлялся центральным банком.


Банковский сектор Турции в условиях глобального кризиса

В конце 2000 г. нестабильность на международном рынке капиталов и снижавшиеся экономические показатели Турции привели к значительным потерям в банковской системе. В течение года сократились сроки размещаемых депозитов, в то время как уровень долгосрочного потребительского кредитования рос быстрыми темпами, причем ставка по нему не менялась. Разрыв между сроками привлечения и размещения ресурсов подверг банки значительным рискам по процентной ставке. Последовавший обвал стоимости государственных облигаций привел к тому, что кредиторы отказались предоставлять краткосрочные займы. Это привело к оттоку капитала и резкому падению объема международных резервов Турции.

В ответ на такое развитие событий в декабре 2000 г. власти применили пакет мер, ужесточивших экономическую политику, и который был поддержан программой МВФ. Эти меры сделали неявную гарантию для вкладчиков и других кредиторов банков явной до тех пор, пока система не восстановится. Специальные предоставления ссуд стали подверженными налогообложению. Финансовый кризис на время смягчился. Однако ключевые показатели стабильности оставались слабыми, а более глубокие проблемы оставлены без внимания.

В феврале 2001 г. разразился гораздо более серьезный кризис, который привел к огромным потерям для банковской системы. Несмотря на меры, предпринятые в конце 2000 г., доверие инвесторов было все еще ослаблено, что отражало продолжающееся снижение экономических показателей и слабое использование политики для решения проблем. Февральский кризис был спровоцирован нарастанием напряжения между президентом и премьер-министром. Опасаясь отхода от стабилизационной политики, инвесторы начали уходить с турецкого рынка. Рост процентных ставок, который стал ответом на отток капитала, явился причиной значительных потерь, особенно со стороны государственных банков. Центральный банк объявил двухдневный выходной для банков, однако после его окончания и открытия кредитных учреждений краткосрочные ставки взлетели почти до 5000%. Вливания ликвидности, проводимые центральным банком, снизили ставку до 700%, однако этот шаг привел к дестабилизации системы «ползущей» процентной ставки. Власти были вынуждены ввести плавающий курс лиры в феврале 2001 г., чтобы избежать дальнейших сокращений резервов. Операции по депозитам были прекращены из-за гарантий, которые были сделаны явными и которые защищали вкладчиков и других кредиторов банков.

Новый план стабилизации, представленный 15 мая 2001 г., кроме прочего, был направлен на устранение изначальной слабости финансового сектора. Ухудшавшееся экономическое положение и перспективы еще больших, чем ранее потерей по займам, побудили власти обратить внимание на ядро банковской системы, которая до сих пор считалась надежной. Пересмотренная стратегия включала реструктуризацию государственных банков, резолюцию по фонду страхования депозитов (ФСД), усиление позиций частных банков и улучшение управления активами.

Уязвимость государственных банков перед краткосрочными операциями являлась основным источником нестабильности в банковском секторе. Рефинансирование таких обязательств по очень высоким ставкам привело к резкому увеличению потерь и проблемам с ликвидностью. В качестве части программы по реструктуризации государственных банков правительство внесло в них около 19 млрд. долл. (13% ВВП) в виде ценных бумаг, чтобы ликвидировать накопленные задолженности по обязательствам[4].

Два государственных банка (Зираат и Халк) подверглись операционной и финансовой реструктуризации; один обанкротившийся банк (Эмляк) был закрыт. С помощью вливания 2,9 млрд. долл. (2% ВВП) в виде государственных облигаций, достаточность основного капитала банков Зираат и Халк на 8% превысила требования законодательства. Лицензия банка Эмляк была отозвана, а его активы и пассивы переведены в банк Зираат. К концу 2003 г. завершилась операционная реструктуризация банков Зираат и Халк, в результате которой были закрыты 820 отделений и уволены 30000 сотрудников. [5]

Кроме того, на смену раздельному управлению банками Зираат и Халк пришла единая команда профессиональных банкиров, которые должны были подготовить банки для приватизации. Приватизационная программа подразумевала снижение объемов государственных облигаций в портфелях банков, а также рост эффективности банковских операций. План по приватизации принимал во внимание тот факт, что Зираат играл значительную роль, предоставляя банковские услуги в сельской местности.

За период с 2000 по 2003 гг. наблюдалась сильная консолидация банковской системы в Турции. Начиная с 1997 г. 21 частный банк был поглощен ФСД; другие 18 банков переведены в ведение ФСД в декабре 1999 г., большинство из них были сравнительно небольшими, но все вместе их активы насчитывали порядка 20% от всех активов банковской системы. Хотя приватизация банков не всегда проходит успешно, к концу апреля 2004 г. ФСД удалось приватизировать все банки, кроме одного, который служил для привлечения краткосрочных кредитов до появления основного финансирования. Методы решения проблем этих банков включали в себя объединение (7 банков), ликвидацию (7 банков) и приватизацию (6 банков). [6]

Первоначальная стратегия властей требовала точной оценки банковских активов и затем привлечения средств акционеров в недокапитализированные банки. Шести банкам в июле 2001 г. не удалось привлечь необходимый капитал, и они были поглощены ФСД. Примерно двенадцать других недокапитализированных банков были обязаны усилить свою капитальную базу при помощи увеличения оплаченной части акционерного капитала, слияний или участия иностранных инвесторов. Было привлечено около 1,1 млрд. долл. нового капитала. Однако правительство считало данные результаты недостаточными.

Чтобы защитить основные частные учреждения банковского сектора была введена схема поддержки, которая позволяла привлекать государственные фонды для рекапитализации банков. Властям казалось, что банки, столкнувшись с неблагоприятной экономической ситуацией и новыми потерями, не смогут самостоятельно нарастить капитал. Таким образом, государственная схема поддержки получила развитие для того, чтобы убедить вкладчиков и других кредиторов в платежеспособности банковской системы. Программа была составлена так, чтобы максимизировать участие банковского сектора и ограничить издержки государственного сектора.

Прежде чем началась рекапитализация, коммерческие банки были подвергнуты специальному аудиту. Его задачей было обнаружение всех существующих задолженностей с помощью целенаправленной оценки, а также проверка технической эффективности кредитных учреждений и того, насколько прозрачно банки ведут дела. Особое внимание уделялось установлению ориентиров для технических оценок, выбору аудиторов для проведения этих измерений и третьих лиц, которые должны выступать контролерами аудиторских подсчетов. После того как аудиторы представили свои отчеты, АБРН мог давать банкам рекомендации по вопросам получения дополнительного капитала.

Программа государственной поддержки завершилась к августу 2002 г. Один только государственный Вакифбанк нуждался в 137 млн. долл. помощи в виде капитала второго порядка со стороны ФСД. Другой банк (Памукбанк) был взят под государственный контроль, поскольку его владельцы не смогли увеличить капитал на 2 млрд. долл. Низкий спрос на государственные резервы отражал заложенную в программу инициативу, согласно которой акционеры должны были вкладывать свои собственные ресурсы, а не отдавать ФСД управление своим банком.

Несмотря на многочисленные усилия, продажи активов банков, в деятельность которых вмешивалось государство, замедлились. Недоходные активы таких банков, продававшиеся бывшими держателями, переводились в специальный коллекторский отдел ФСД, тогда как доходные активы направлялись в Баиндирбанк, который служил для привлечения краткосрочных кредитов до появления основного финансирования. МВФ и Всемирный Банк оказывали техническую поддержку коллекторскому отделу, обращая особое внимание на максимизацию стоимости активов и минимизацию издержек по реструктуризации банков со стороны налогоплательщиков. Кроме того, были приняты специальные законы, по которым ФСД получал полномочия взыскивать активы бывших владельцев банков. Но, несмотря на все эти усилия, первый аукцион по продаже займов, находившихся у ФСД, был проведен лишь в августе 2004 г.

Разделение полномочий между ФСД и АБРН должно было помочь ФСД сосредоточиться на взыскивании активов. Новое руководство ФСД в 2004 г. определило своим приоритетом переоценку стоимости своих активов, чтобы убедиться, что нереалистичные ожидания относительно темпов восстановления не воспрепятствуют продаже активов. Новое руководство дало начало развитию пересмотренной стратегии по решению проблем с активами банков с государственным вмешательством, включая требования к бывшим владельцам, акциям и ответственным компаниям. Первый аукцион устраняемых активов состоялся в августе 2004 г.

Добровольная рыночная схема реструктуризации корпоративных долгов, которая была принята, чтобы улучшить качество банковских активов, подходила к концу. Долги, классифицированные к 31 января 2002 года как приемлемые для реструктуризации по стамбульскому методу, были покрыты. Заявки на реструктуризацию должны были подаваться в течение 3 лет (до 31 января 2005 г.), а сама реструктуризация должна была завершиться к июню 2005 г., когда истекал срок действия рамочного соглашения о финансовой реструктуризации, управлявший стамбульским методом. К концу 2004 г. долги 270 фирм на сумму около 5,6 млрд. долл. были реструктурированы, однако, оставалось еще 9 учреждений, ожидавших реструктуризации долгов на 600 млн. долл. Значительный объем долгов был сконцентрирован среди нескольких групп. Крупные фирмы, задолжавшие в общей сложности 47% реструктурируемых долгов (5 млрд. долл.) принадлежали к одной группе, в то время как среди небольших фирм одной группе принадлежали 66% долга (600 млн. долл.).[7]

Реструктуризация в основном проводилась с помощью продления сроков обязательств и предоставления льготных периодов. Для более крупных фирм сроки погашения долгов были увеличены в среднем до 9 лет, с льготным периодом более чем в 34 месяца для выплаты основной суммы и 22 месяца для выполнения обязательств по выплачиваемым процентам.

Действия властей по решению текущих проблем банковского сектора были довольно успешными. Меры по предотвращению дестабилизации финансовой системы, а именно: гарантии вкладчикам и другим кредиторам, ликвидация краткосрочных обязательств частных банков и банков с государственным вмешательством, разделение банков с участием государства и введение правовых норм регулирования деятельности банковского сектора, в соответствии со стандартами ЕС, достигли намеченных целей. Правительству удалось также рекапитализировать частные банки, которые снова стали приносить доход и, обладая финансовыми ресурсами, поддерживать реальный сектор экономики и обеспечивать экономический рост.

Однако рекапитализация банковской системы обошлась государству в 47 млрд. долл. (32% ВВП), которые включают 6 млрд. долл. выплат по депозитам банка Имар и 2 млрд. долл. на рекапитализацию Памукбанка. Государственному сектору удалось поначалу покрыть эти издержки с помощью выпуска государственных облигаций. Государственный долг уверенно нарастал, как результат обмена долгами во время реструктуризации задолженности государственных банков (22 млрд. долл. или 15% ВВП) и разделения банков с государственным участием (25 млрд. долл. или 17% ВВП). В среднем банки держали около 43% своих активов в государственных облигациях (государственные банки – 70%), и поэтому платежеспособность банковской системы в среднесрочном периоде была связана с успешностью фискальной политики, проводимой правительством, и развитием экономики страны.[8]

За то время капитальная позиция банковской системы и ее доходность стабильно улучшались. Наряду с восстановлением экономики и некоторой реструктуризацией долгов, объем недоходных активов сократился до средних значений в 7% для частных банков (12% для всего сектора). В коммерческих банках достаточность основного капитала увеличилась с 19% до 14% (32% в среднем по стране), рентабельность собственного капитала к концу 2003 г. возросла до средних значений по сектору в 9%. Несмотря на рост кредитования частного сектора, активы (53%) и доходы (47%) концентрировались в виде государственных облигаций. Поэтому банки оставались очень чувствительными к финансовой позиции правительства. [9]

Стресс-тесты показывают, что высокое значение достаточности основного капитала (ДОК) выступает в роли эффективного амортизатора экономических потрясений. Пока у банков имеются небольшие открытые позиции, кредитные учреждения, владеющие 87% активов сектора, будут оставаться платежеспособными даже в случае 30%-ной девальвации. Достаточными являлись границы прибыльности: все банки могли выдержать падение доходности в 500 базисных пунктов. Система менее устойчива по отношению к качеству активов. Однако, даже в случае ухудшения состояния 25% кредитов при заданных на тот момент уровнях прогнозирования, банки, владеющие 83% всей банковской системы, остались бы платежеспособными. Банковский сектор также был неустойчив к комбинированному шоку обесценения и ухудшения качества активов. Стресс-тесты показывают, что подобный двойной шок вывел бы показатель ДОК на уровень 20%.[10]

Что касается улучшений в финансовом секторе, АБРН объявило в 2003 г., что гарантии, защищающие всех вкладчиков и кредиторов банков, будут заменены на ограниченную схему защиты вкладов, которая была введена в июле 2004 г.

 Правительство приняло решение отказаться от предыдущей системы в один этап, вместо того чтобы проводить реформу постепенно. Согласно новым правилам, все вклады до 50 млрд. лир (37 тыс. долл.) были полностью застрахованы (40% всех вкладов). До того, как предшествующая система была отменена, АБРН подробно проинформировало правительство о состоянии банковской системы и остававшихся рисках. Обобщенная информация о данных исследованиях была опубликована в открытых источниках.

Потери ФСД должны были быть определены. Для финансирования банков с государственным участием ФСД пришлось заимствовать значительные суммы в виде государственных облигаций из золотовалютных резервов страны. К концу декабря 2003 г. обязательства ФСД насчитывали 36,2 млрд. долл., включая 13,6 млрд. долл. накопленных процентов. Рекапитализация Памукбанка добавила еще 2 млрд. долл. к этой величине. Маловероятно, что ФСД когда-нибудь сможет вернуть казне все занятные средства. Поэтому, казначейству оставалось лишь списать этот долг. Для создания доверия и, чтобы убедить клиентов в том, что ФСД сможет выполнять свои функции, было бы выгодно сделать это открыто.

Реструктуризация и приватизация трех государственных банков - Зираат, Халк и Вакиф - были довольно сложными. Прогресс был замедлен из-за высокой зависимости банков от государственных облигаций и политической неопределенности, которая отпугивала иностранных покупателей. Вакиф старательно проводил свои первые шаги, разбавляя акции с помощью допечатывания новых. Халк слился с Памукбанком, который должен нарастить свою информационную и компьютерную системы, а также увеличить свою конкурентоспособность на рынке предоставления банковских услуг. Что касается банка Зираат, то нельзя забывать о его социальной роли, поскольку во многих сельских районах только это кредитное учреждение имеет возможность оказывать банковские услуги населению. Для успешной приватизации каждому государственному банку было необходимо улучшить структуру своего баланса, особенно с точки зрения доминирования государственных ценных бумаг в портфеле.

Продажа активов банков с государственным участием проходила очень медленно. Большей частью такая ситуация объяснялась а) низкими темпами восстановления, б) необходимостью более точно оценить стоимость активов, в) слабой правовой защитой персонала АБРН и ФСД, в случае, если они обвинялись в продаже ценных бумаг по заниженным ценам. Кроме того, значительные совпадения в руководстве АБРН и ФСД могли привести к неверному восприятию задач ФСД. Решение о назначении нового аппарата управления ФСД в январе 2004 г. было призвано разрешить эти трудности и ускорить продажу активов.

Процедуру банковской реструктуризации осложняют судебные разбирательства. Так, генеральной ассамблеей административного суда 24 апреля 2004 г., было признано, что вмешательство АБНР в дела Демирбанка и Кентбанка было незаконным. Однако сами последствия вмешательства остаются неясными, поскольку кредитные учреждения были переведены в ведение других организаций или вовсе ликвидированы. Подобная неопределенность подрывает банковскую реформу.

Кредитоспособность АБРН была ослаблена скандалом с банком Имар, который поднял множество вопросов по поводу надзорных мер, включая вопрос о том, как банк может так вести деятельность на протяжении столь длительного периода. Для анализа результатов надзора за банком Имар была создана специальная комиссия. Данный банк стал банкротом после того, как у его владельцев были изъяты лицензии на деятельность энергетической компании. Более поздние проверки выявили, что банк обладал 5,5 млрд. долл. незарегистрированных депозитов, которые не находили отражения и на активной стороне банковского баланса. Чтобы избежать повторения подобной ситуации и определиться с выводами, правительство создало комиссию, возглавленную уважаемым международным банковским супервизором, который опубликовал результаты своих наблюдений в августе 2004 г.[11]

По результатам этого отчета власти пересмотрели закон о банках с целью приблизить его содержание к европейским нормам и наиболее успешным мировым практикам ведения банковских дел. Необходимость в такой мере происходила из опыта прошедших кризисных лет: разделения руководства ФСД и АБРН, скандала вокруг банка Имар и судебного решения, признавшего вмешательства в дела банков незаконным. Если бы данные изменения не были проведены, слабость в правовой системе страны могла бы подорвать всю банковскую реформу и отпугнуть иностранные инвестиции.

Искаженные налоги на финансовые операции, включая банковское страхование и операционный налог, налог на использование ресурсов и фонды поддержки, и гербовый сбор увеличили разрыв между кредитными и депозитными ставками примерно на 10 процентных пунктов в период высоких процентных ставок. Слабая фискальная позиция государства осложняла отмену этих налогов, что негативно отражалось на инвестициях в банковский сектор и поощряло оффшорные операции. Некоторые гербовые сборы были отменены с 1 января 2004 г., но все еще оставалась необходимость постепенно снижать величину банковского страхования, операционного налога и налога на использование ресурсов и фонды поддержки.

Чтобы обойти эти налоги, займы привлекались в оффшорных подразделениях банков-резидентов. Первый шаг по направлению к установлению эффективных ставок заимствований привел к расширению роли оффшорных дочерних компаний турецких банков в посреднической деятельности. Чтобы не платить операционный налог, налог на использование ресурсов и фондов поддержки, гербовые сборы и обойти предписания управляющего банка в части заимствований в иностранной валюте, большинство крупных банков открывали свои отделения в оффшорных зонах и кредитовали через них турецкие компании. Большая часть подобных отделений была расположена на Мальте и в Бахрейне. Расширение кредитов финансировалось в первую очередь за счет переводов из штаб-квартир банков, расположенных в Турции. Объем кредитов в консолидированном балансе турецких банков с оффшорными подразделениями вырос на 70%, объем займов привлеченных через оффшоры - на 260%.

Данные по депозитам также были адаптированы. Банки увеличивали предложение депозитных инструментов, которые формально относились к долгосрочным, и пользовались льготами по подоходному налогу, но, при этом обладали всеми характеристиками одномесячных вкладов с точки зрения ликвидности и калькуляции процентов. Чтобы сделать вклады привлекательнее, чем вложения в государственные облигации, банки предлагали кредитные схемы инвестиционного типа. Пользуясь вкладом такого вида, вкладчик получал налоговые послабления в части подоходного налога и получал больший доход.

Главным препятствием к развитию в Турции более диверсифицированной финансовой системы является использование операционного налога. Издержки по оптимизации налогообложения ставили крупные банки в более выигрышное положение, чем небольшие кредитные учреждения, а также негативно влияли на создание небанковских финансовых институтов, таких как лизинговые и факторинговые компании. Чтобы избежать гербовых сборов банки скорее вступали в незадокументированные отношения, что понижало эффективность правовой системы.

Турецкая банковская система после стабилизации ситуации в начале 2000-х гг. вновь приступила к активному заимствованию на международном рынке капитала. За 1998-2006 гг. Турция привлекла 83 млрд. долл. из них 1,6млрд. - в качестве эмиссии акций на международных фондовых биржах, 9 млрд. долл. - в форме облигаций и 72,4 млрд. долл. – в форме синдицированных банковских кредитов. В результате в 2004-2006 гг. на Турцию и РФ приходилось более 50% заимствования банков развивающихся стран из 10 наиболее активных возникающих экономик. Объем заимствования турецких банков за период 2004-06 гг. составил 2,5% ВВП (для сравнения банки РФ – 0,9% ВВП, Индии и Бразилия -  не более 0,1% ВВП).[12] Между тем обязательства турецких банков на современный момент составляют около 4% всех активов банковской системы. Неудивительно, что Турция оказалась среди стран, наиболее остро прореагировавших на мировой финансовый кризис. Как показывает анализ, такую острую реакцию на кризис продемонстрировали развивающиеся страны с высоким уровнем «плеча» и высокими темпами кредитования накануне кризиса: в Турции за 5 лет до кризиса - 25,8% при доле валютных обязательств в общем объеме кредитования - 28.9%.[13]


 Процессы либерализации финансового сектора в Иране

Начальный этап либерализаци в ИРИ

После Исламской революции финансовая система Ирана прошла несколько этапов развития. После широкомасштабной национализации 1980-х гг. реформы финансовой системы 1990-х и 2000 гг. были направлены на улучшение нормативно-правовой базы и оптимизацию контроля. Данные меры были необходимы в целях повышения эффективности системы, в то время как для открытия финансового сектора для частных игроков и развития конкуренции были предприняты более осторожные шаги. Подобные действия лишь незначительно изменили структуру финансовой системы, которая по-прежнему была развита слабо и имела некоторые недостатки, характерные для стран, находящихся в состоянии перехода от командной к рыночной экономике. Среди таких недостатков можно выделить доминирование государственного сектора, широкое использование административного контроля над распределением кредитов и процентными ставками, а также отсутствие конкуренции между банками; относительно слабый банковский надзор; слабое регулирование рынков капитала и недостаточное развитие сектора страхования. Реформа финансовой системы должна была быть продолжена одновременно с постепенным открытием экономики для внешней торговли и притоков капитала, повышением роли частного сектора в экономической деятельности, а также параллельно с укреплением банковского надзора и улучшением денежной политики[14].

Экономическая либерализация в Иране начата правительством Али Акбара Рафсанджани и была направлена на более эффективное использование потенциала страны при сохранении политического курса. Основными позициями Рафсанджани и его сторонников являлись: децентрализация собственности, снижение уровня вмешательства государства в ценообразование и организацию внешнеторговой детальности[15].

Главной предпосылкой начавшихся либеральных изменений в ИРИ стала демографическая ситуация в стране, которая послужила одной из причин роста безработицы. Такое положение требовало от властей принятия шагов по обеспечению занятости населения, для чего требовались активизация частного капитала и использование иностранных инвестиций[16].

Процесс либерализации в Иране был вызван не только объективными условиями экономического развития страны, но и тенденциями мирового экономического развития. К либеральным моделям в 1980-е гг. стало переходить большинство государств мира, с конца 1990-х гг. данный процесс распространился и на авторитарные государства, не исключая нефтяные монархии. В Иране попытки либерализации предпринимались и раньше, но всегда сменялись созданием жестко централизованных экономических систем. Исламская революция стала своеобразным ответом на ту авторитарную экономическую и политическую модель, которую создал шахский режим в 1970-е гг.

Однако и после революции происходит поворот в сторону централизации и огосударствления экономической жизни. Новой и определяющей его стороной явился ислам. Экономика, став частью исламского государства, оказалась подчиненной интересам в первую очередь не государства как такового, а интересам сохранения власти духовенства. В первое десятилетие после революции, когда у власти находился аятолла Хомейни, была создана жестко централизованная политическая и экономическая система, которая обеспечила иранское духовенство основными рычагами политической власти, усилила его экономический потенциал путем создания исламских фондов и дала возможность выстоять стране в период ирано-иракской войны[17].

Во многом благодаря возросшему дефициту государственного бюджета, вызванному низкой деловой активностью частного сектора и, позже, большими военными расходами, ликвидность частного сектора возрастала в среднем на 22% в год с 1979 г. по 1982 г. Несмотря на заметные перемены в экономических условиях, в первые годы после революции денежно-кредитная политика не претерпела значительных изменений. В то время как частные депозиты в банковской системе выросли более чем на 90% с февраля 1979 г. по июль 1982 г., займы банков частному сектору увеличились лишь на 40%, отражая стагфляцию в экономике и взрывной инфляционный потенциал. Чтобы предотвратить развитие инфляции, Совет по денежной и кредитной политике в 1982 г. увеличил норму обязательных резервов с 12% до 17% (впервые после операции спасения банковской системы в 1978/79 гг.), а также установил пределы кредитования различных секторов. Тем не менее, избыточные банковские резервы продолжали увеличиваться из-за постоянного дефицита государственного бюджета, роста частных депозитов и низкой деловой активности частного сектора[18].

Угроза роста цен заставила власти поднять минимальные резервные требования по вкладам до востребования с 17% до 27% летом 1983 г. Рост ликвидности частного сектора был снижен до 17,2% в год. В рамках закона о беспроцентной банковской деятельности Совет по денежной и кредитной политике установил размер минимального ожидаемого дохода для инвестиционной деятельности банков в различных секторах экономики. Ставки этого дохода, варьировавшиеся от 6% (сельское хозяйство) до 12% (торговля) для кредитования и от 4% до 8%, соответственно, для прямых инвестиций, заменили использовавшуюся ранее единую ставку процента[19].

До прекращения военных действий в 1988 г. заимствования центрального правительства были главной причиной кредитной экспансии, а обязательства правительства росли с каждым годом. Благодаря снижению бюджетного дефицита в течение двух лет после прекращения огня в результате продажи иностранной валюты по курсу, близкому к рыночному, рост обязательств центрального правительства по отношению к банковской системе удалось уменьшить до 11 % в 1989/90 гг. и сделать отрицательным в 1990/91 гг. Требования Центрального Банка к правительству выросли с 28% от всех активов в 1979/80 гг. до 83,6% в 1989/90 гг., а затем снизились до 77,8% в 1990/91 гг.

Во многом благодаря кредитным ограничениям, установленным ЦБ, банковские требования к частному сектору в период с 1980 по 1988 гг. росли средними темпами. Однако, в течение следующих трех лет размеры этих требований выросли значительно, отражая возросшую активность частного сектора вслед за либерализацией и ослаблением кредитного контроля[20]. Обязательства государственных промышленных и коммерческих предприятий также резко выросли в связи с удорожанием вследствие перехода к более реальному курсу риала. В условиях новой кредитной политики возможности частного сектора расширились, доля государства, наоборот, стала меньше. Причиной послужили сокращение субсидий госпредприятиям и обращение последних за помощью в покрытии их финансовых потерь к банковской системе.

Чистые иностранные активы в течение 80-х гг. оставались примерно на том же уровне, что и до революции, претерпевая незначительные изменения, в зависимости от улучшения или ухудшения платежного баланса страны и текущих валютных обязательств правительства. В 1990-1992 гг. наблюдался значительный рост таких активов вследствие временного увеличения цен на нефть, а также, выполнения своих обязательств Соединенными Штатами и Францией.

В соответствии с новой государственной программой - так называемой «рационализацией внутренних цен на нефть» (оценка выручки от экспорта нефти по рыночному курсу) - сильно изменилась структура активов банковской системы, а также размеры ликвидности частного сектора. Поскольку бюджетные требования сократились вследствие продажи валюты на открытом рынке, банковский кредит обратился в 1990/91 гг. в сторону частного сектора[21]. Большая часть этого кредита была распределена между государственными предприятиями, цены на продукцию которых оставались фиксированными, а комплектующие им приходилось импортировать по конкурентному обменному курсу в 600 риалов за 1 доллар, вместо гораздо более низкого официального курса. Эта тенденция продолжалась в 1992/93 гг. и усилилась в 1993/94 гг., когда весь импорт, за исключением некоторых основных товаров, оплачивался по девальвированному плавающему курсу посредством открытия аккредитивов банковской системой.

Денежный агрегат М2 рос в периоды увеличения заимствований у Центрального банка, денежная база увеличивалась ЦБ посредством периодических повышений минимальных резервных требований к коммерческим и специализированным банкам. Увеличенные резервные требования не только представляли собой дополнительный источник финансирования для Центрального Банка, но и вели к увеличению инфляционного налога вследствие большей денежной базы.

Денежная политика Центрального Банка, определявшаяся в первую очередь постоянными бюджетными дефицитами, вызвала ряд изменений в величине денежных агрегатов. Во-первых, можно наблюдать значительный сдвиг в структуре ликвидности частного сектора в сторону увеличения сберегательных и срочных вкладов за счет текущих депозитов. Это отражало доверие к исламской банковской системе, а также предпочтение более выгодных срочных депозитов. Отношение квази-денег к агрегату М2 увеличилось с 44,4% в 1981/82 гг. до 50,6% в 1995/96 гг. в то время как доля наличных денег упала с 26% до 12% за те же годы, а величина вкладов до востребования сильно не изменилась[22].

Причиной увеличения личных сбережений послужили также контроль над ценами и дефицит на некоторые товары, не оставлявшие потребителям альтернативы. Во-вторых, существование «свободного рынка» иностранной валюты давало возможность частному сектору использовать свои сбережения с большим доходом и лучшей защитой от инфляции. Другим способом хранения сбережений, который давал в какой-то мере такие гарантии, были операции с недвижимостью. В-третьих, изменение в структуре инвестиционных портфелей в сторону увеличения иностранных активов вело к дальнейшему падению курса риала на свободном рынке и, таким образом, способствовало падению спроса на активы в риалах. И, наконец, реальная величина налоговых сборов снижалась из-за временного лага в условиях быстрого роста цен.

До начала 2000-х гг. государственные банки, в том числе специализированные, оставались основными поставщиками финансовых услуг в корпоративном секторе. При этом их кредитная деятельность нормировалась и сосредоточивалась в основном на небольшом числе крупных компаний или в приоритетных секторах (в частности, сельском хозяйстве), которые они кредитовали под проценты, субсидируемые государством. Фондовый рынок имел относительно низкий уровень ликвидности и слабо финансировал корпоративный сектор.

Финансовая система функционировала в условиях нестабильной макроэкономической среды. За период 1989/90-2003/04, рост реального ВВП существенно варьировался вокруг среднего значения около 5% при стандартном отклонении в размере 3,75 процентных пункта. Кроме того, среднегодовые темпы инфляции ИПЦ колебались в диапазоне 11-49%, официальный курс упал с 80 риалов до 8400 риалов за 1 долл. США.

Иранская финансовая система отставала во многих отношениях от других стран Ближнего Востока и Северной Африки. В частности, согласно данным МВФ, Иран имеет довольно слабые позиции в сравнении со странами Ближнего Востока и Северной Африки по общему индексу финансового развития. Особенно низкие оценки Иран имеет по показателям осуществления денежной политики и развития банковского и небанковского финансового сектора.

После революции 1979 года деятельность Тегеранской фондовой биржи остановилась. Она вновь возобновилась в 1989 году, когда правительство занесло в список торгуемых на бирже фирм многие государственные компании, для того чтобы начать процесс разгосударствления и программу развития частного сектора в рамках первого пятилетнего плана развития. С тех пор деятельность Тегеранской фондовой биржи (ТФБ) продолжает набирать обороты, несмотря на волатильность, которая отражает неравномерность прогресса в макроэкономической стабилизации и структурных реформах. Также ТФБ заметно реагирует на изменения цен на нефть.

С 1998 года объем капитала на рынке стремительно растет. К концу апреля 2004 г. капитализация ТФБ достигла 37,5 млрд. долл. (24 процентов от ВВП). В основном это произошло благодаря более чем 600-процентному увеличению индекса курса акций с момента спада 1998 года, а также в связи с увеличением числа торгуемых ценных бумаг[23]. Вместе с тем, капитализация ТФБ по отношению к ВВП остается более низкой, чем в Египте и Иордании. Несмотря на рост капитализации, в корпоративном секторе наблюдается недостаток свежего финансирования.

Увеличение капитализации фондового рынка обусловлено рядом факторов. Во-первых, рынок оправлялся от низкого уровня 1998 года, когда отношение цена/доход (P/E) равнялось 3. Во-вторых, деловая уверенность укрепилась в результате реформ и мер по либерализации; темпы экономического роста и высокие цены на нефть также значительно улучшили ожидания инвесторов в отношении будущего роста прибыли. В-третьих, ослабление денежно-кредитной политики в 2002-2004 гг., возможно, способствовало переводу портфелей активов из банковских депозитов, которые имели отрицательную реальную доходность, в инвестиции на фондовом рынке. В-четвертых, косвенные свидетельства указывают, что неучтенные портфельные инвестиции иранцев, проживающих за границей, также могли способствовать ралли на фондовом рынке. Наконец, открытие региональных филиалов ТФБ привлекает все большее число инвесторов из провинций, увеличивая спрос на инвестиции в акционерный капитал. Хотя средний показатель P/E по-прежнему остается умеренным по сравнению с другими рынками акций (около 9), его уровень может быть занижен из-за возможных ошибок в бухгалтерском учете и несоответствий в правилах отчетности.

Большинство торгуемых компаний являются полугосударственными предприятиями с различной степенью прямого и косвенного государственного участия. Программа по изъятию капиталовложений проводилась умеренными темпами (около 1% ВВП в год). Наибольшую капитализацию на ТФБ имеют компании автомобильной, горнодобывающей, нефтехимической промышленности, а также финансовые посредники.

Страховой сектор Ирана очень мал. Центральный Орган Страхования (Бимэ Маркази) является регулятором, контролером, а также посредством перестрахования самостоятельным участником рынка. Пять компаний, находящихся непосредственно или косвенно в руках правительства, получили около 1 процента ВВП в виде страховых премий в 2002/03 г.[24].

Переход к политике экономической либерализации позволил стране выйти из затяжного экономического кризиса, ускорить темпы экономического роста, увеличить норму валового накопления. Значительно повысились индексы промышленного производства, промышленного экспорта, уровня образования населения.

Динамика ВВП, хотя и отличалась значительными колебаниями, в целом была положительной, и среднегодовой темп прироста за десять лет реформ, с 1990/91 гг. по 1999/2000 гг., (в постоянных ценах) составил 5,7%[25]. Падение цен на нефть в 1997/98 гг., особенно значительное в 1998/99 гг. (почти вдвое), сопровождалось практически таким же сокращением валютных поступлений и импорта, в результате чего рост ВВП замедлился.

 Сказалось также влияние азиатского кризиса 1998-1999 гг. Но спада ВВП до отрицательных величин не произошло. Представляется, что смягчить воздействие кризиса и быстро выйти из назревавшей кризисной ситуации в Иране[26] помогли произошедшие в результате либерализации структурные сдвиги, главным образом расширение деятельности частного сектора и ослабление государственного вмешательства в процессы ценообразования, внутреннюю и внешнюю торговлю. Особенно показательным стало преодоление негативного воздействия падения цен на нефть в 1998/99 гг. В результате снижения цены на иранскую нефть до 90,3% по сравнению с предыдущим годом (с 18,2 долл. за баррель до 11,97 долл. за баррель) резко сократились валютные поступления от экспорта нефти – с 19,3 млрд. долл. в 1996/97 гг. и 15,5 млрд. долл. в 1997/98 гг. до 9,9 млрд. долл в 1998/99 гг. (до 63,9% к 1997/98 гг. и 51,3% к 1996/97 гг.). Однако сокращение импорта оказалось уже не столь значительным (94%), как в период кризиса 1993/94-1994/95 гг., когда он уменьшился почти вдвое (с 23,3 до 12,6 млрд. долл.). Замедление роста ВВП в 1989/99 гг. не превысило одного пункта - с 103,1% до 102,1%. Уже в 1999/00 гг. ВВП вырос на 2,4%, а в 2000/01 гг. - на 5,9%.

Структура как доходной, так и расходной части бюджета не претерпела сколько-нибудь существенных изменений. По-прежнему основная часть доходов обеспечивалась за счет поступлений от экспорта нефти, включая продажу валюты (в 2000/01 гг. - 56,8%)[27].

Улучшение экономической ситуации в 1990-е гг., особенно во внешнеэкономической сфере, привело к сокращению внешней задолженности. Внешний долг с 23 млрд. долл. в 1992/93 гг. снизился до 7,2 млрд. долл. в 2001/02 гг., до 2,2 в 2002/03 гг. и 1,4 млрд. долл. в 2003/04 гг. Задолженностей по выплатам долга Иран не имел. Снижение доли частных потребительских расходов в ВВП сопровождалось повышением доли частного сектора в структуре валовых внутренних накоплений. За время проведения либеральных реформ норма валовых накоплений с 11,0% в 1989/90 гг. поднялась до 17% в 2000/01 гг. (в постоянных ценах), или с 12,4% до 26,5% (в текущих ценах).

Одним из главных результатов политики либерализации можно считать то, что в повышении нормы народно-хозяйственных капиталовложений основную роль сыграло увеличение частных инвестиций.

В 1978/79 гг. доля частных инвестиций составляла 32,1%, накануне либерализации в 1988/89 гг. - 59,4%, за десятилетие рыночных реформ, с 1990/91 гг. по 2000/01 гг., вклад частного сектора в общенациональные инвестиции увеличился с 53,9% до 72,8%.[28]

Таким образом, к началу XXI века частный сектор стал определять динамику инвестиционного процесса и его объемы. Более того, именно в кризисные годы удельный вес частных инвестиций заметно повысился, создавая основу для преодоления спада экономического развития.

Одним из важнейших результатов новой экономической политики стало постепенное увеличение экспорта ненефтяных товаров. За период с 1989/90 гг. по 2000/01 гг. ненефтяной экспорт вырос с 1,0 млрд. долл. до 4,1 млрд. долл., то есть в 4,1 раза. Отмеченная тенденция отражает ориентированность новой экономической политики Ирана на создание экспортоориентированной индустрии, на уменьшение зависимости экономики от экспорта нефти. Государство за время либеральных реформ в целом не утратило своих позиций в распределении валового внутреннего продукта. Доля государства в ВВП в 1978/79 гг. составила 43,4%, в 2000/01 гг. - 36,2%. Тем не менее, государство, утрачивая свои монопольные позиции в экономической деятельности, в области регулирования стало все больше использовать рыночные методы.

После революции 1979 года все коммерческие банки были национализированы, и иностранное участие в банковской деятельности была запрещено. Во время национализации банковская сеть, включавшая 36 банков с различной степенью государственного управления и иностранной собственности, были преобразованы в 7 специализированных банков, 26 коммерческих банков и 3 региональные финансовые учреждения. Только с 2001 года частные банки были вновь уполномочены осуществлять деятельность в стране.

Структура банковской системы не претерпела существенных изменений после национализации, что также отражало позиции государственного сектора в экономике в целом. Государственные коммерческие и специализированные банки доминировали в банковской системе, держа на своих счетах около 98% всех вкладов. Консолидированные активы банков составили 49% ВВП, в то время как денежная масса, без учета депозитов в иностранной валюте, составила 45% от ВВП на конец марта 2004 г. Эти соотношения ниже, чем отмеченные в 1990-е годы в самом Иране. Отсутствие прогресса в углублении финансового посредничества в значительной степени объяснялось высоким уровнем инфляции (около 20% в среднем за последние 10 лет) и различными мерами административного контроля за банковскими операциями. Финансовое положение банковской системы являлось относительно слабым.

Степень концентрации в банковской системе оставалась высокой, поскольку государственным Банком Мелли контролировалось около трети всех банковских активов. Имела место также существенная концентрация кредитов в отдельных государственных банках. В среднем на 20 крупнейших операций каждого из государственных банков в 2000 году приходилось 24,3% от их общего финансового оборота. Это свидетельствует о недостаточной диверсификации активов в портфелях банков [29].


Уровень и характер развития финансовой системы

Как уже отмечалось, фондовый рынок Ирана, несмотря на хорошую динамику за период с 1998 - 2008 гг., остается довольно слабо развитым по сравнению с аналогичными экономиками. Капитализация рынка акций составляет 17,8%, тогда как финансовая глубина, отражающая степень развитости банковской системы, составляет около 62%. Таким образом, ввиду большей значимости банковского сектора для экономики, имеет смысл более подробно рассматривать именно его.

Развитие иранской банковской системы на протяжении 1999/2000— 2004/2005 гг. определялось целями, поставленными в Третьем плане социально-экономического развития страны. Двадцать пять статей закона о пятилетнем плане экономического развития страны в различной мере были посвящены усовершенствованию банковской системы Ирана. Было предусмотрено создание частных банков, а также выплата 2500 млрд. риалов государственного долга банкам и покупка государством у банков облигаций государственного займа на сумму 4500 млрд. риалов.

Руководствуясь статьями конституции, правительство изначально предполагало довести возможное участие частного сектора в уставном капитале банков до 49%, однако весной 2004 года меджлис, утверждая Четвертый пятилетний план развития, одобрил создание полностью частных банков, что открыло путь для приватизации уже существующих банковских учреждений.

Участие в банковском бизнесе частного сектора уже разрешено в зонах свободной торговли, созданных на территории ИРИ. В других районах страны поощряется деятельность частных небанковских кредитных институтов, таких как банковские фонды и саррафы (менялы). В ходе выполнения поставленных целей происходит увеличение валютных вкладов Ирана и одновременно списание валютных обязательств перед иностранными банками.

Центральный банк в 2000 г. в целях достижения большей либерализации торговли выступил с предложением о частичном упрощении валютных операций. Были разрешены сделки в иностранной валюте, осуществляемые через иранские банки, на сумму до 5 тыс. долл. с применением специального обменного курса.

За прошедшие 10 лет ЦБ Ирана выдал лицензии на осуществление банковской деятельности десяти частным банкам: Парсиан, Саман, Карафин, Банку Эктесад-е Новин, Пасаргад банку, Банку Сармае, Тат банку, Ансар банку, Банку Газр-оль-хасане-е Иран, банку Дэй и банку Курош.

Одним из направлений развития банковской системы Ирана в течение 2005—2010 гг. явилось проведение приватизации некоторых государственных банков. Четвертый план социально-экономического развития предполагал целый комплекс мер по привлечению как иностранных, так и внутренних инвестиций для развития иранской экономики. Приватизационная кампания в банковском секторе также нацелена на выполнение аналогичных задач.

Полная приватизация была запланирована только в отношении двух средних государственных банков – Банк Меллят и Банк Рефах. Акции перечисленных банков проданы либо посредством тендера, либо размещены на Тегеранской фондовой бирже. Первоначально предполагалось, что приватизация будет выполнена до завершения Третьего плана, однако, о начале первого этапа процесса было объявлено 22 февраля 2009 г.

Комиссия по приватизации предприняла меры по инициации процесса приватизации банка Садерат-е Иран. На настоящий момент приватизация данного банка, а также банков Мелли и Сепах завершена.

До марта 2004 года операции иностранных банков могли осуществляться только в зонах свободной торговли, такими, например, как зона на острове Киш.

Деятельность свободных экономических зон в Иране осуществляется на основании Закона о свободных коммерческо-индустриальных зонах, принятого еще на начальном этапе либерализации в августе 1993 г. Статья 18 разрешает создание в зонах частных банков и отделений иностранных банков, но требует, чтобы их деятельность придерживалась исламских норм[30]. Однако прямых ссылок на банковский закон 1983 г. о деятельности «без риба» закон о свободных зонах не содержит. И в 1999 г. Центральный банк Ирана принял постановление, разрешающее деятельность в свободных зонах иностранных банков и страховых компаний со 100%-ным иностранным капиталом без каких-либо ограничений деятельности.

Лимит основного капитала, требуемого для открытия банка, был установлен в 10 млн. долл., а для создания кредитно-финансовой компании — 5 млн. долл. Все расчеты в свободных зонах должны производиться в конвертируемой валюте, наличные валютные средства могут ввозиться и вывозиться из зон свободно, но не в Иран[31].

В феврале 2004 года Меджлис одобрил закон о допуске иностранных банков на иранский рынок при условии проведения операций по нормам исламского права. Таким образом, иностранные банки могут действовать на территории Ирана вне свободных экономических зон в форме независимых банковских филиалов или же, как члены партнерства совместно с иранскими коллегами[32].

При этом иные пути проникновения на банковский рынок — через покупку контрольных пакетов иранских банков — для них пока остаются закрытыми, поскольку согласно заявлениям правительства, иностранные банки не будут допущены к процессу приватизации иранских банков.

На настоящий момент в Иране представлены отделения следующих иностранных банков: HSBC Middle East (Великобритания),Standard Chartered (Великобритания), Emirate’s bank International (ОАЭ), Inter Alpha, Экспортный банк PLC (Великобритания), Inteza Bank (Италия), Bank Bilbao Vizcaya Argentaria (Испания), Bank Sabadel (Испания), Ziraat Bankasi (Турция), HALKBANK Турция, Habib bank (Пакистан), Arab Banking corporation (Бахрейн), Calyon Bank (Франция), Kommerz Bank (Германия), Mizoho Corporate Bank (Япония), Natixis Bank (Франция) и National Bank Avdani (ОАЭ)[33]. Также в данный список можно включить совместный Ирано-германский Ирано-европейский банк.

Кроме того необходимо отметить, что тексты последних директив правительства содержат указания о начале подготовки к появлению первых частных иностранных банков на территории Ирана вне свободных экономических зон. На данный момент уже иностранный 21 банк выразил желание открыть отделения в ИРИ. Все это говорит о скором более или менее полном открытии иранского банковского рынка для иностранных игроков.

В настоящее время банковская система Ирана состоит из Генеральной Ассамблеи, Центрального банка, государственных и частных коммерческих и специализированных банков. Кроме того, большую роль играют небанковские кредитные организации.

Особое место в категории исламской собственности и в экономической структуре Ирана занимают исламские фонды (боньяды), созданные после исламской революции. Они могут быть определены как современная форма традиционных вакфов, промежуточная форма между вакфами и западными благотворительными фондами.

Если в основе собственности вакфов лежала главным образом земельная собственность, то боньяды концентрируют более значимую в наше время собственность — финансово-промышленную.

Первым из исламских фондов появился Фонд обездоленных (Боньяде мостазефин), ставший крупнейшим в Иране. В 1980 г. меджлис узаконил его создание. Фонд обездоленных, образованный на основе конфискованной собственности Фонда Пехлеви, получил в свое владение и другие национализированные предприятия либо акции компаний. Следом за ним возник еще ряд фондов. Духовенство сразу стало, помимо государства, крупнейшим предпринимателем страны, получив в свое распоряжение наиболее современные компании. Фонд обездоленных, обладающий капиталом в 12 млрд. долл., по некоторым оценкам, является второй после Иранской национальной нефтяной компании крупнейшей компанией страны[34]. Активными считаются и такие крупные исламские фонды как Комитет помощи имама Хомейни, Фонд павших (Боньяде шахид), Фонд помощи жертвам войны (Боньяде омуре мохаджерине джанге тахмили), Фонд 15-ого хордада.

Большинство фондов находятся под патронажем рахбара, фактически выведены из-под контроля правительственных органов, а в своей хозяйственной деятельности пользуются особым привилегированным режимом, например, кредитования, налогообложения, выдачи лицензий, особенно для импорта по льготному валютному курсу, налоговых льгот. За отдельными фондами стоят различные группировки духовенства. Так, Фонд обездоленных возглавляют сторонники «консервативного» крыла духовенства, а Фонд павших — сторонники бывшего президента Ирана Мохаммада Хатами, относящиеся к реформаторскому крылу правящего духовенства.

Согласно вступившему в силу в 1984 г. Закону о банковских операциях без риба, изданному в 1983 г. после национализации банков и их включения Конституцией в государственный сектор, все банки принадлежат государству или исламским фондам и работают на беспроцентной основе[35].

Опираясь на представленные сведения, становится возможным сделать некоторые выводы, которые окажут влияние на последующий ход данной работы. К примеру, с большой долей уверенности можно заключить, что официальная иранская статистика вряд ли будет отражать реальное положение в банковской системе страны, ведь немалая часть собственного капитала банков, в особенности частных, находится в руках фондов, баланс которых скрыт от общественности. Таким образом, любое исследование в данной области не может быть достоверным из-за нехватки информации. Следовательно, сравнения, проводимые в работе, к сожалению, могут иметь мало общего с действительным положением вещей.

По закону о национализации высшим органом управления банковской системы Ирана является Генеральная ассамблея, в состав которой входят министры экономики и финансов, торговли, промышленности и рудников, сельского хозяйства, жилищного строительства, по делам планирования и бюджета. Генеральная ассамблея заседает один раз в год для рассмотрения годовых отчетов банков, утверждения смет и балансов, назначения членов правлений банков и решения других вопросов. Высший Совет банков осуществляет координацию деятельности банков и оперативное управление ими. В его состав входят управляющие центрального банка и банка Мелли, а также шесть представителей тех министерств, главы которых являются представителями Генеральной ассамблеи[36].

Банковская сеть состоит из восьми государственных банков, три из которых широкого профиля: Банк Мелли-е Иран (Национальный банк), Пост Банк и Банк Сепах (Военный банк), пять — отраслевые банки: Банк Кешаварзи (Банк развития сельского хозяйства), Банк Маскян (Банк жилищного строительства), Банк Саннаат ва Мадан (Банк развития промышленности и рудников), Банк Тоусе-е Садерат (Банк развития экспорта), Банк Тоусе-е Таавон (Банк развития сотрудничества); нескольких частных банков (Банк Эктесад-е новин, Карафарин Банк, Парсиан Банк, Пасаргад Банк, Саман Банк и Сармае Банк, Банк Теджарат, Банк Рефах-е Каргяран, Банк Меллят, Банк Садерат, Тат банк, Дэй банк, Банк Курош, Ансар Банк, Банк Газр-оль хасане) филиалов и представительств иностранных банков.

Объем доступной статистической информации об иранской банковской системе весьма ограничен, однако мы постарались собрать максимум возможной информации.


Последние тенденции в либерализации финансового сектора Ирана

Резкое снижение цен на нефть и рост инфляции заставили власти ужесточить бюджетную и денежно-кредитной политику во второй половине 2008/09 гг., в результате чего, снизились экономический рост и уровень инфляции.

• По оценкам МВФ реальный рост ВВП снизился до 2-2,5% в 2008/09 гг. почти с 7% в 2007/08 гг. Данные отражают сокращение добычи нефти, а также ослабление роста ненефтяного реального ВВП. Внутренняя активность и рост спроса существенно замедлились из-за глобального экономического кризиса и замедления роста кредитования.

• Жесткая денежно-кредитная политика и продолжившееся повышение реального обменного курса резко сократило инфляцию по ИПЦ почти с 30% в октябре 2008 г. до около 7,5% в октябре 2009 г. Падение мировых цен на сырьевые товары и хороший урожай в 2009 г. также способствовали снижению темпов инфляции.

Наряду с проциклической фискальной позицией Ирана и падением цен на нефть, ненефтяной дефицит бюджета, по оценкам, сократился на 1 процентный пункт от ВВП и составил в 2008/09 гг. около 18% ВВП. Это произошло, главным образом, за счет сокращения расходов. Кроме того, на данный показатель оказало влияние введение в сентябре 2008 г. НДС со ставкой в 3% на всей территории Ирана, который заменил собой систему комплексных сборов.

Меры ЦБ по сокращению роста ликвидности в 2008/09 гг. помогли избежать кредитной экспансии. Хотя рост денежной массы (M2) и объема кредитов за последние 3 года не превышал 20 процентов в год, во второй половине 2008/09 гг. ЦБ для снижения роста ликвидности провел реструктуризацию своих кредитных инструментов и выпустил векселя высокой стоимости, призванные заменить чеки коммерческих банков. В первой половине 2009/10 гг. денежная база сокращалась по мере того как банки погашали кредиты, выделенные центральным банком в 2008/09 гг. для замены банковских чеков. Рост объемов кредитования снизился с 22,5% в сентябре 2008 г. до 11% в сентябре 2009 г., тогда как реальные процентные ставки резко возросли, и банки неохотно предоставляли новые займы в свете постоянного ухудшения своих портфелей.


Последние данные о состоянии банковского сектора свидетельствуют о неуклонном ослаблении показателей устойчивости системы в результате несбалансированной кредитной политики и замедлившегося роста внутреннего спроса. Кроме того, судя по этой информации, можно говорить об увеличении рыночной доли частных банков, которые стали лидерами в предоставлении «инструментов участия»[37]:


• Использование банковского сектора для обеспечения прямого финансирования в основном частных бенефициариев посредством кредитов центрального банка, а также ограниченность инструментария для мониторинга кредитных рисков и качества кредитов привели к значительному росту баланса банков, снижению уровня достаточности капитала, существенному увеличению объема неработающих активов.

• Снижение спрэда между ставками кредитования и заимствования мешает росту прибыльности банков.

• Произошло широкомасштабное ухудшение кредитных портфелей банков. Несмотря на падение цен на недвижимость, доля проблемных кредитов, связанных с жильем и строительством, было относительно невелико по сравнению с другими странами региона.

На фоне событий в странах членах ССАГПЗ и на глобальных рынках индекс ТФБ к апрелю 2009 г. сократился на 38% со своего максимального значения в июле 2008 г., но в ноябре 2009 г. он отскочил вверх на 58 процентов. Несмотря на ограничения на иностранные инвестиции, внешние эффекты соседних фондовых рынков, особенно Саудовской Аравии, в последние годы оказывали значительное влияние на ситуацию на ТФБ.

В 2008/09 гг. профицит текущего счета оставался высоким, что отражает, главным образом, сокращение импорта по мере ослабления внутреннего спроса. Профицит счета текущих операций сократился с 12% ВВП в 2007/08 гг. до 7% в 2008/09 гг. Объем официальных резервов, в том числе иностранных активов стабилизационного фонда, несколько снизился - с 83 млрд. долл. на конец 2007/08 гг. до около 80 млрд. долл. в конце 2008/09 гг. Однако на конец сентября 2009 г. данный показатель составил 80.5 млрд. долл. Большой объем долговых амортизаций еще больше снизил объем внешней задолженности, которая составила 20 млрд. долл (около 6,5% ВВП) в 2008/09 гг. Номинальный  курс риала к доллару уменьшился на 9% в период с марта 2008 г. по сентябрь 2009 г. Некоторые данные указывают на некоторые завышение реального эффективного обменного курса[38].

Основные задачи властей в области макроэкономической политики в среднесрочном периоде заключаются в поддержке ненефтяного роста ВВП, дальнейшем снижении инфляции и уменьшении бюджетной зависимости Ирана от нефти. В рамках реформаторской программы парламент страны утвердил важные реформы цен на энергоносители, которые должны осуществиться в контексте бюджета на 2010/11 гг. Реформа направлена на сокращение/устранение субсидирования цен на энергоносители и другие сырьевые товары на внутреннем рынке в целях устранения основных экономических диспропорций, повышения экономической эффективности и улучшения финансового положения в среднесрочной перспективе. Власти намерены также укрепить банковский сектор с тем, чтобы он продолжал поддерживать экономический рост.

В ответ на ухудшение внешних условий власти Ирана запланировали некоторое увеличение расходов в 2009/10 гг. В условиях ограниченного доступа к внешнему финансированию власти отвечают на снижение нефтяных поступлений путем увеличения ненефтяных доходов (на которые приходится одна треть текущих расходов) и использования резервов стабилизационного фонда.

Власти Ирана решают макроэкономические проблемы своей страны посредством бюджетной политики и с помощью созданной межведомственной рабочей группы. Основная цель этой группы заключается в подготовке реформ в областях налогообложения, таможенной политики, администрирования, финансовых рынков и рынков капитала, направленных на улучшение реализации денежно-кредитной политики и увеличение надежности банков.

По предварительным прогнозам, в 2009/10 гг. экономика росла, хотя и более медленными темпами, чем в предыдущие годы. Увеличение государственных расходов должно смягчить воздействие слабого внутреннего и внешнего спроса на ненефтяные товары, включающегося в ВВП, рост которого по оценкам МВФ составит 2,5-3%. Добыча нефти сократилась в соответствии с сокращением квот ОПЕК, что приведет к снижению роста реального ВВП в размере 1,5-2%. В соответствии с политикой ЦБ по ограничению роста ликвидности, прогнозируется замедление инфляции примерно на 10%. Сальдо внешнего баланса счета текущих операций, как ожидается, понизится на 2,5% ВВП в 2009/10 гг. за счет снижения экспорта нефти и, вопреки значительному сокращению импорта. На фоне дефицита счетов движения капитала и финансовых операций объем международных резервов (включая резервы стабилизационного фонда), по прогнозам, несколько возрастет примерно до 84 млрд. долл. к концу 2009/10 гг.

МВФ подготовил среднесрочный сценарий до 2014/15 гг., отражающий текущие намерения иранского политического руководства, исключая реформу цен на энергоносители, детали которой еще не проработаны. В соответствии с последними прогнозами цен на нефть (World Economic Outlook), в среднесрочной перспективе этот сценарий предполагает постепенное увеличение цены на иранскую нефть до 80 долл. за баррель. Реальный рост ВВП прогнозируется в среднем на уровне около 3% в год, что отражает постоянный объем добычи нефти после 2009/10 гг. и умеренный ненефтяной рост при ограниченном прогрессе ключевых структурных реформ, направленных на поддержку деятельности частного сектора. Согласно этому сценарию, взвешенная денежно-кредитная политика приведет к удержанию инфляции на уровне однозначных или небольших двузначных чисел. Первичный ненефтяной дефицит несколько сократится, в то время как профицит счета внешних текущих операций будет падать, отражая низкий уровень доходов от экспорта.

Таблица 4. Среднесрочный сценарий развития основных показателей экономики Ирана


2006/07 2007/08 2008/09 2009/10 2010/11 2011/12 2012/13 2013/14 2014/15
Базовый сценарий (годовое процентное изменение)
Реальный ВВП в рыночных ценах 5.8 7.8 2.3 1.8 3.0 3.2 3.2 3.2 3.2
Инфляция ИПЦ (средняя) 11.9 18.4 25.4 10.3 8.5 10.0 10.0 10.0 10.0

(В процентах ВВП, если не указано иное)

Общий государственный баланс (на денежной основе) 0.7 2.7 -0.7 -2.7 -1.4 -1.3 -1.3 -1.2 -0.7
Первичный ненефтяной баланс -20.7 -19.0 -17.9 -16.1 -15.6 -14.7 -14.0 -12.9 -11.3
Первичный ненефтяной баланс в процентах от ненефтяного ВВП -28.2 -26.4 -23.7 -20.0 -19.6 -18.3 -17.3 -15.8 -13.8
Валовый госдолг 19.7 17.9 16.1 16.3 14.8 13.9 12.8 11.9 10.9
Валовые активы 15.5 17.4 14.2 12.2 10.2 8.6 6.8 5.4 4.5
Сальдо внешнего счета текущих операций 9.2 11.9 7.2 2.6 2.4 1.6 1.3 0.6 0.2
Инвестиции 32.6 33.2 34.5 31.9 31.5 31.1 30.5 29.4 27.7
Изменение запасов 6.2 7.4 8.0 9.4 9.0 8.6 8.3 8.0 7.6
Общие инвестиции в основной капитал 26.4 25.8 26.5 22.6 22.5 22.5 22.2 21.4 20.1
Государственные 11.1 8.6 9.9 7.9 8.0 8.0 7.6 6.9 5.6
Частные 15.3 17.1 16.6 14.6 14.5 14.5 14.6 14.6 14.5
Валовые национальные сбережения 41.7 45.1 41.7 34.5 34.0 32.7 31.8 30.0 27.9
Государственные 11.8 11.3 9.2 5.2 6.6 6.7 6.3 5.7 4.8
Частные 30.0 33.8 32.5 29.3 27.4 26.0 25.5 24.3 23.0
Валовые национальные резервы (в млрд.долл. США) 60.5 82.9 79.6 84.3 89.5 93.4 96.8 98.2 98.0
В месяцах импорта товаров и услуг 10.1 11.5 12.5 12.0 11.9 12.0 11.9 11.8 11.9

Для справки, нефтегазовый сектор

Общий экспорт нефти и газа (в млрд.долл.США) 62.0 81.8 81.9 59.2 64.4 64.4 63.4 62.2 60.7
Средняя экспортная цена на нефть (в долл. за баррель, оценка WEO) 63.3 80.7 84.2 69.1 77.6 80.3 82.0 83.9 85.6
Средняя экспортная цена на нефть (в долл.США за баррель) 57.5 75.5 79.7 65.4 73.5 76.0 77.6 79.4 81.1
Добыча нефти (млн.баррелей в день) 4.0 4.1 3.9 3.7 3.7 3.7 3.7 3.7 3.7

Источник: IMF IRI Staff Report for the 2009 Article IV Consultation, стр. 11.

Общий дефицит бюджета (на кассовой основе), согласно прогнозам, умеренно вырастет, главным образо, вследствие снижения поступлений от нефти с 0,7% в 2008/09 гг. и составит 2,7% в 2009/10 гг. Бюджет 2009/10 гг. предусматривает снижение первичного ненефтяного дефицита с 18% ВВП в 2008/09 гг. до 16%, в основном за счет дальнейшего укрепления налогового администрирования и большей собираемости НДС, что с лихвой компенсирует планируемое увеличение расходов. Из-за отсутствия доступа к внешним источникам финансирования и ограниченных ресурсов стабилизационного фонда в Иране нет возможности для фискального стимулирования экономики. Власти ускоряют программу приватизации, чтобы финансировать ненефтяной дефицит.

С введением НДС система косвенных налогов модернизируется, и власти рассматривают другие меры по совершенствованию налоговой политики и налогового администрирования. Сбор НДС должен быть увеличен за счет налоговой регистрации мелких и некорпоративных предприятий, внимательного наблюдения за процессом сбора НДС, а также за счет улучшения аудита. В среднесрочной перспективе власти намерены изучить возможные выгоды от повышения стандартной ставки НДС и расширения налоговой базы путем включения в нее недвижимости и платных финансовых услуг. Они также будут оценивать выгоды от сокращения разброса импортных тарифов и расширения импортной базы.

Заглядывая вперед, власти планируют модернизировать систему подоходного налога и таможенных пошлин, для того чтобы продолжить диверсификацию экономики и ее отход от нефтеориентированности. В частности, они сосредоточились на развитии процедур самостоятельной оценки для корпоративного подоходного налога. Они также рассматривают вопрос об упрощении законодательства о доходах с капитала, вводя общие налоговые стимулы, такие как ускоренная амортизация поступлений от налога с предпринимательской деятельности и реформирование налогов на активы.

Власти также считают, что существует необходимость сокращения нетопливных субсидий, и в среднесрочной перспективе рассматривают планы по постепенному сокращению сельскохозяйственных субсидий на продукты питания. Замена этих субсидий на целевые трансферты населению приведет к экономии бюджетных средств и будет способствовать рационализации потребления.

Выполняя одну из главных задач своей политики, ЦБ осуществляет меры по снижению инфляции. Начиная с июля 2008 года, ЦБ предпринял шаги по консолидации своего овердрафта в кредитные линии. Как уже отмечалось выше, ЦБ также восстановил контроль над кредитно-денежной политикой путем замены банковских чеков на векселя ЦБ. Эти бумаги выпускаются по запросу банков, при условии, что стоимость векселей полностью покрывается вкладами банков в ЦБ. В июле 2008 г. ЦБ также открыл межбанковский рынок с целью сокращения спроса банков на инструменты ЦБ и улучшения управления ликвидностью.

В качестве первого шага к постепенной либерализации процентных ставок государственным банкам было разрешено выровнять нормы прибыли по срочным депозитам с уровнем процентных ставок в частных банках. Кроме того, ЦБ предложил продолжать корректировки процентных ставок в соответствии с тенденциями инфляции ИПЦ.

Власти также принимают меры по укреплению системы управления банковскими рисками. Путем внедрения нового механизма банковского надзора они улучшили контроль за деятельностью кредитных учреждений, в частности, с помощью новой системы классификации кредитов. ЦБ также создал институт кредитных рейтингов для большей доступности информации о рисках невозврата займов.

Власти намерены провести рекапитализацию банковского сектора перед его полной приватизацией. С этой целью недавно была создана компания, занимающаяся реструктуризацией неработающих кредитов .

5 декабря 2009 г. иранские власти одобрили применение закона о борьбе с отмыванием денег (БОД), который учитывает рекомендации МВФ и отражает прогресс в деле создания более прочной юридической основы для борьбы с отмыванием денег. Власти подготовили проект закона о борьбе с финансированием терроризма (БФТ) и запросили дополнительную техническую помощь, чтобы привести иранскую систему БФТ в соответствие с международными стандартами. МВФ предоставил предварительные замечания по проекту закона о БФТ и осуществляет техническую поддержку в 2010 г с упором на БФТ и на другие аспекты в рамках борьбы с отмыванием денег в Иране.

Власти намерены регулировать подвижность обменного курса с учетом валютной корзины, сохраняя при этом достаточный уровень международных резервов. Согласно точке зрения МВФ, в нынешних глобальных экономических условиях большая гибкость обменного курса будет способствовать сбалансированности счета внешних текущих операций и сохранению конкурентоспособности на внешнем рынке. Такой исход наиболее возможен при условии значительного роста цен на потребительские товары после осуществления реформы цен на энергоносители.

МВФ также предлагает осуществить в Иране постепенную либерализацию торгового режима и совершенствование таможенных процедур в рамках подготовительной работы по вступлению в ВТО. Власти верят в преимущества упрощенных таможенных тарифных ставок и рассматривают данные преобразования, как часть программы по пересмотру налоговой политики и администрирования[39].


Заключение

Проведенный анализ показал, что развитие финансовых систем обеих стран происходит в условиях значительной неустойчивости системы государственных финансов, высокой ценовой нестабильности, присущей обеим странам.

Важной функцией финансовой системы ИРИ является абсорбция валютных поступлений, а также регулирование и поддержание стабильного уровня денежной массы в целях контроля инфляции.

Необходимость финансирования дефицита государственного бюджета оказывала существенное влияние на развитие финансовых рынков Турции, эффективность мероприятий по их либерализации.

Оценка влияния либерализации на показатели развития финансового сектора Ирана и Турции проводилась на основе анализа количественных показателей, в частности, индикаторов монетизации и кредитной активности, а также качественных характеристик, отражающих институциональное развитие: целевой функции финансовой системы, типа контрактной системы (рыночная/исламская), уровня развития институтов и набора мер, используемых при проведении управления финансовым сектором. Финансовые системы двух стран, оцениваемые на базе показателей финансовой глубины и кредитной активности, имеют небольшой разрыв - в Турции составляет 40% , а в Иране - 35%[40]. Но в целом этот показатель характерен для стран со средним уровнем дохода населения. Проведение либерализации финансовых рынков в 2000-е гг. способствовало повышению уровня развития рынка банковских услуг. Это нашло отражение в росте банковских активов в абсолютном и относительном выражении в обеих странах. Вместе с тем, рост активов банковского сектора не всегда свидетельствует об ожидаемом возрастании роли банков как посредников, обеспечивающих превращение сбережений в инвестиции для реальной экономики. В Турции рост активов банков часто происходил за счет «нездорового интереса к государственным бумагам, составляющим значительную часть кредитного портфеля банков»[41].

Показатель стабильности финансовой системы свидетельствует о том, что, несмотря на хороший уровень таких показателей как достаточность капитала и доля плохих долгов в активах, банковский сектор имеет низкий уровень устойчивости к внешним и внутренним шокам.

В Турции банковский сектор, характеризующийся довольно высокой степенью открытости, сам выступал катализатором валютно-финансовой нестабильности (кризис 1994 г, 2000-2001, 2008-2009 гг.).

Особенностью развития финансовой системы ИРИ, по сравнению с финансовой системой Турции, является низкий уровень развития институтов и непоследовательная политика регулирования финансовых рынков, отчасти обусловленная спецификой исламских норм. Многие важные механизмы и институты в ИРИ по-прежнему находятся под контролем государства. Кроме того, государство до настоящего времени отдает приоритет использованию административных мер регулирования. Рынок межбанковского кредитования создан в 2008 г., развитие рынка исламских облигаций сокук находится в стадии становления.

Надо признать, что участие государства в становлении финансовой системы в странах Азии и Африки может быть оправдано. В Турции в целом создана законодательная основа, включая обеспечение правовой санкции инвесторов, для функционирования финансового сектора на рыночных принципах. Турция признана в документах ЕС функционирующей рыночной экономикой при условии, что процесс реформ будет продолжен.

Основным результатом финансовой либерализации рынков ИРИ на сегодняшний день является возрастание роли частных банков при сохранении доминирования ограниченного числа государственных банков (доля государственных банков в активах банковской системы Турции - 30%, в Иране - более 90%), развитие фондового рынка и рост ликвидности, создание рынка межбанковского кредитования и расширение инструментов денежно-кредитной политики. Однако финансовые рынки страны по-прежнему остаются закрытыми.

Опыт Турции – страны, прошедшей долгий путь по реформированию и либерализации финансовых рынков, еще раз подтверждает тот факт, что финансовая либерализация – процесс очень сложный, противоречивый и требующий создания предварительных условий для их проведения. Методы и последовательность реформирования финансовых рынков, предложенная МВФ и ВБ в 1980-1990 гг. XX в., привели к формированию высокой чувствительности банковского сектора к внешним шокам. В результате банковская система, неспособная справляться с новыми рисками и новым уровнем конкуренции, превратилась в структуру, обостряющую кризисные ситуации. Модель либерализации финансовых рынков конца XX в. предполагала, что повышение эффективности и конкурентоспособности финансового сектора повысит темпы экономического роста, доходы, в том числе государственные, что будет способствовать макроэкономической стабилизации.

Однако в настоящее время становится все более очевидным, что повышение устойчивости макроэкономической системы, проведение налоговых реформ, повышение эффективности контроля над банковским сектором являются необходимыми предпосылками, а не обязательными средствами финансовой либерализации.


Приложения

Рис. 1

Источник: WDI and GDF 2010

Таблица 1. Международная финансовая интеграция: Валовые входящие потоки капитала( в процентах, если не указано иное)

  1980–84 1985–89 1990–94 1995–99 2000–2004
Все страны (млрд.долл) 397 803 1,209 2,453 3,564
Доля ПИИ 12.9 15.8 15.6 21.7 19.6
Доля акционерного капитала 3.9 7.7 9.4 12.2 12.0
Доля обязательств 83.2 76.5 75.0 66.1 68.4
Развитые рынки (млрд.долл) 325 739 1,008 2,112 3,260
Доля ПИИ 12.3 14.9 13.9 18.6 16.9
Доля акционерного капитала 4.4 8.1 9.0 12.5 12.1
Доля обязательств 83.3 77.0 77.2 68.9 71.0
Возникающие рынки (млрд.долл) 66 60 194 328 288
Доля ПИИ 15.5 27.3 24.4 40.7 48.6
Доля акционерного капитала 1.5 3.4 11.7 11.0 12.1
Доля обязательств 83.0 69.3 63.9 48.2 39.3
Другие развивающиеся рынки (млрд.долл) 6 4 7 13 16
Доля ПИИ 15.1 17.2 27.7 40.9 44.2
Доля акционерного капитала 1.1 0.6 0.5 0.5 0.4
Доля обязательств 83.8 82.2 71.8 58.6 55.4

Источник: IMF working paper “Financial Globalization: a reappraisal”,

Таблица 2. Основные макроэкономические индикаторы Турции и Ирана за период 1992-2011 гг.

  Баланс текущего счета (%ВВП) ИПЦ  (годовое процентное изменение) Реальный ВВП (годовое процентное изменение)
Год Турция Иран Турция Иран Турция Иран
1992–2001(среднее) –0,3 3,1 74,9 23 3 2,9
2002 –2,5 0,6 45,1 15,7 6,2 7,5
2003 –3,7 0,6 25,3 15,6 5,3 7,2
2004 –4,6 8,8 8,6 15,3 9,4 5,1
2005 –6,0 9,2 8,2 10,4 8,4 4,7
2006 –5,8 11,9 9,6 11,9 6,9 5,8
2007 –5,7 7,2 8,8 18,4 4,7 7,8
2008 –2,3 2,4 10,4 25,4 0,7 2,3
2009 –4,0 2,3 6,3 10,3 –4,7 1,8
2010 (оценка) –4,4 1,7 9,7 8,5 5,2 3
2011 (оценка) –4,7 0,3 5,7 10 3,4 3,2

Источник: составлено на основе данных World econimic outlook, 2010 № 1


Таблица 3. Структура процентных ставок по депозитам в Турции, %

год одномесячные трехмесячные полугодовые годовые
1984 -      -      52,0    45,0   
1985 35,0    45,0    50,0    55,0   
1986 29,0    36,0    41,0    48,0   
1987 28,0    35,0    38,0    52,0   
1988 60,1    66,1    70,8    83,9   
1989 39,2    49,1    51,8    58,8   
1990 38,7    50,7    51,9    59,4   
1991 58,0    69,6    64,8    72,7   
1992 57,6    69,1    69,5  74,2   
1993 52,9    64,0    69,1    74,8   
1994 61,8    77,3    81,1    95,6   
1995 83,7    83,9    84,4    92,3   
1996 76,1    79,7    84,6    93,8   
1997 78,3    83,2    91,5    96,6   
1998 78,5  82,6    85,9    95,5   
1999 72,1    59,5    48,3    46,7   
2000 81,2    105,6    69,2    45,6   
2001 59,8    61,2    61,9    62,5   
2002 45,2    44,8    46,9    48,2   
2003 27,8    28,0    28,2    28,6   
2004 21,8    22,8    22,1    22,1   
2005 20,2    20,4    20,7    20,4   
2006 23,2    23,6    23,6    23,7   
2007 21,5    21,2    21,4    21,0   
2008 25,6    25,7    25,8    25,7   
2009 15,9    16,2    16,4    15,7   
2010 15,3    15,9    16,3    15,5   

Источник: http://evds.tcmb.gov.tr/yeni/cbt-uk.html


Таблица 4. Структура процентных ставок по дапозитам в Иране, %

Год Краткосрочные Специальные краткосрочные (полугодовые) Годовые Двухлетние Трехлетние Четырехлетние Пятилетние
1984/85 7,20 N/A 9,00 9,00 9,00 9,00 9,00
1985/86 6,00 N/A 8,00 8,00 8,00 8,00 8,00
1986/87 6,00 N/A 8,50 8,50 8,50 8,50 8,50
1987/88 6,00 N/A 8,50 8,50 8,50 8,50 8,50
1988/89 6,00 N/A 8,50 8,50 8,50 8,50 8,50
1989/90 6,00 N/A 8,50 8,50 8,50 8,50 8,50
1990/91 6,50 N/A 9,00 10,00 11,00 N/A 13,00
1991/92 6,50 N/A 9,00 10,50 11,50 N/A 14,00
1992/93 7,50 N/A 10,00 11,50 13,00 N/A 15,00
1993/94 8,00 N/A 11,50 13,50 14,50 N/A 16,00
1994/95 8,00 N/A 11,50 13,50 14,50 N/A 16,00
1995/96 8,00 10,00 14,00 15,00 16,00 N/A 18,50
1996/97 8,00 10,00 14,00 15,00 16,00 N/A 18,50
1997/98 8,00 10,00 14,00 15,00 16,00 N/A 18,50
1998/99 8,00 10,00 14,00 15,00 16,00 N/A 18,50
1999/00 8,00 10,00 14,00 15,00 16,00 N/A 18,50
2000/02 8,00 10,00 14,00 15,00 16,00 17,00 18,50
2001/02 7,00 9,00 13,00 13-17 13-17 13-17 17,00
2002/03 7,00 9,00 13,00 13-17 13-17 13-17 17,00
2003/04 7,00 9,00 13,00 13-17 13-17 13-17 17,00
2004/05 7,00 9,00 13,00 13-17 13-17 13-17 17,00
2005/06 7,00 9,00 13,00 13-17 13-17 13-17 17,00
2006/07 7,00 7-16 7-16 7-16 7-16 7-16 16,00
2007/08 7,00 7-16 7-16 7-16 7-16 7-16 16,00
2008/09 9,00 16,00 17,25 17,50 18,00 18,50 19,00
2009/10 9,00 12,00 14,50 15,50 16,00 17,00 17,50

Источник: Центральны банк Ирана.


Рис. 2 Валовые международные финансовые активы и пассивы, 1970-2004 (трлн. долл. США)


Библиография

Литература на русском языке:

1. Отв.ред. Г.Ежов, «Афгано-иранский сборник: экономика, история, воспоминания». Москва, 2006

2. Ульченко Н.Ю, Мамедова Н.М, «Особенности экономического развития современных мусульманских государств (на примере Турции и Ирана)». Москва, 2006

3. Ульченко Н.Ю, «Экономика Турции в условиях либерализации в 80 – 90-е гг». Москва, 2002

4. «Турция на рубеже 20-21 вв.». Москва, 2008

Литература на иностранном языке

5. Amusegar J. “Iran’s economy under the Islamic republic”, L., 1997

6. Bernard Hoekman and Sübidey Togan, Turkey: economic reform and accession to the European Union, Washington, 2005

7. Ghashimi M. “The Iranian economy after the revolution: an economic appraisal of the five tear plan”, International journal of Middle East studies, L., 1992, vol. 4

8. Reza Moghadam Turkey at the Crossroads From Crisis Resolution to EU Accession,  Washington, 2005

9. Rahnema S., “Iran after the revolution: crisis of an Islamic state”, N.Y., 1995

10.   IMF working paper “Financial Globalization: a reappraisal”,

Официальные источники:

11.   Всемирный Банк (http://www.worldbank.org)

12.   МВФ (http://www.imf.org)

13.   Центральный банк Ирана (http://www.cbi.ir)

14.   Центральный банк Турции (http://www.tcmb.gov.tr)

Периодические издания

15.   Discourse. 2000. N 2.

16.   The Economist. 21.07.2001

17.   “Iran turns to the market”, Euromoney, L., 1993

18.   IMF Global financial stability report, 2007 №2

19.   IMF IRI Staff Report for the 2004 Article IV Consultation

20.   IMF IRI Staff Report for the 2009 Article IV Consultation

21.   IMF staff country report: IRI, stat. app. 1996

22.   Journal of Economic Cooperation 24, 2 (2003)

Интернет ресурсы:

23.   http://banki.ir/foreign

24.   http://www.bankersalmanac.com

25.   http://www.iranbourse.com

[1] Ульченко Н.Ю «Экономика Турции в условиях либерализации в 80 – 90-е гг», Москва, 2002 г. стр. 152

[2] http://ec.europa.eu/

[3] там же

[4] Turkey: economic reform and accession to the European Union, Bernard Hoekman and Sübidey Togan, Washington, 2005, стр. 63

[5] там же

[6] там же стр. 64

[7] «Турция на рубеже 20-21 вв.», Москва, 2008, стр, 76

[8] там же

[9] Turkey: economic reform and accession to the European Union, Bernard Hoekman and Sübidey Togan, Washington, 2005, стр. 70

[10] Turkey at the Crossroads From Crisis Resolution to EU Accession, Reza Moghadam, Washington, 2005, стр. 151

[11] там же стр. 152

[12] Global financial stability report, 2007 №2

[13] Turkey: economic reform and accession to the European Union, Bernard Hoekman and Sübidey Togan, Washington, 2005

[14] IMF IRI Staff Report for the 2004 Article IV Consultation

[15] Москва, 2006, Ульченко Н.Ю, Мамедова Н.М «Особенности экономического развития современных мусульманских государств (на примере Турции и Ирана)»Стр. 167

[16] там же стр. 169

[17] там же

[18] Amusegar J. “Iran’s economy under the Islamic republic”, L., 1997, стр. 114

[19] Rahnema S., “Iran after the revolution: crisis of an Islamic state”, N.Y., 1995. стр. 105

[20] “Iran turns to the market”, Euromoney, L., 1993, стр. 266

[21] Ghashimi M. “The Iranian economy after the revolution: an economic appraisal of the five tear plan”, International journal of Middle East studies, L., 1992, vol. 42, стр. 607

[22] IMF staff country report: IRI, stat. app. 1996, стр. 31

[23] http://www.iranbourse.com

[24] IMF IRI Staff Report for the 2004 Article IV Consultation

[25] Москва, 2006, Ульченко Н.Ю, Мамедова Н.М «Особенности экономического развития современных мусульманских государств (на примере Турции и Ирана)» стр. 231

[26] там же стр. 233

[27] там же стр. 237

[28] IMF IRI Staff Report for the 2004 Article IV Consultation

[29] IMF IRI Staff Report for the 2004 Article IV Consultation

[30]Москва, 2006, Ульченко Н.Ю, Мамедова Н.М «Особенности экономического развития современных мусульманских государств (на примере Турции и Ирана)» стр. 224

[31] Discourse. 2000. N 2. стр. 239-240

[32] http://www.cbi.ir/showitem/5152.aspx

[33] http://banki.ir/foreign

[34] The Economist. 21.07.2001 стр. 56

[35] Москва, 2006, Ульченко Н.Ю, Мамедова Н.М «Особенности экономического развития современных мусульманских государств (на примере Турции и Ирана)», Стр 137-138

[36] Москва, 2006, Афгано-иранский сборник: эконмика, история, воспоминания.Отв.ред. Г.Ежов. стр 181

[37] Кредитование, основанное на разделе прибыли, полученной от использования займа, между банком и клиентом. К таким инструментам относятся Мошарекят мадани, совместное предприятие и Мозаребе. Мозаребе – это контракт, по которому банк предоставляет денежные средства и капитал, а другая сторона обязуется использовать их для коммерческих целей и разделить прибыль на определенном соотношении между двумя сторонами соглашения в конце срока действия договора.

[38] IMF IRI Staff Report for the 2009 Article IV Consultation, стр. 8

[39] IMF IRI Staff Report for the 2009 Article IV Consultation, стр.13

[40] WDI and GDF 2010

[41]Global financial stability report, 2010, № 1, стр. 37

 

 

 

 

 

 


КОНТАКТНАЯ ИНФОРМАЦИЯ
ЗАО "Анализ, Консультации и Маркетинг"
Cвидетельство о регистрации
средства массовой информации
Эл №ФС77-44607 от 15.04.2011г.
Сайт может содержать материалы 16+
Copyright © 1996- AK&M
 
Тел.: +7 (499) 132-61-30
Факс: +7 (499) 132-69-18
E-mail: postmail@akm.ru
Адрес редакции: 119333, г. Москва,
ул. Губкина, д. 3

Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100