Как развитие европейского регулирования в сфере ESG влияет на российский бизнес

406
4 минуты
Горизонт КФ 09 июля 2024 18:39

Европейское регулирование выделяется своими строгими стандартами и нормативно-правовыми актами, обязательными к применению для более 50 000 компаний к 2027 г. Такие жесткие меры необходимы ввиду амбициозных целей Европейского союза (ЕС) в области борьбы с изменением климата: планируется сокращение чистых выбросов парниковых газов не менее чем на 55 % к 2030 г. по сравнению с уровнем 1990 г., а также углеродная нейтральность к 2050 г.

Порой очень непросто разобраться в новых аббревиатурах и в различии между разными законодательными актами. Рассмотрим сначала особенности основных законодательных актов ЕС в области устойчивого развития, а затем обозначим, каким образом европейское регулирование может влиять на российский бизнес.

Начнем с Директивы о корпоративной отчетности в области устойчивого развития (CSRD) и Европейских стандартов отчетности по устойчивому развитию (ESRS). Эти инициативы направлены на усиление прозрачности компаний и вступают в активную фазу в 2024 году. Отмечу, что CSRD требует к раскрытию обширный объем показателей в области ESG, не сравнимый по объему с любыми другими нормативными актами в этой сфере.

Около 50 000 европейских и иностранных компаний будут обязаны отчитываться на основании CSRD и ESRS. К 2029 г. CSRD будет применяться к иностранным компаниям, чьи дочерние предприятия действуют в ЕС и чей чистый товарооборот там превышает 150 млн евро за последние 2 года. Если у иностранных компаний нет дочерних обществ, зарегистрированных в ЕС, то директива применима уже при товарообороте в ЕС от 40 млн евро в год. Таким образом, усложнится доступ к европейскому рынку для иностранных компаний, которые не привели отчетность в соответствие с CSRD и ESRS.

Следующим ключевым документом является Европейская таксономия (EU Taxonomy). Она представляет собой классификационную систему, которая определяет, какие виды экономической деятельности можно считать устойчивыми с точки зрения климата. Предприятия должны отчитываться о выручке, капитальных и операционных затратах, приходящихся на (потенциально) устойчивую экономическую деятельность. Для каждого вида деятельности есть ряд критериев, которые позволяют оценить ее устойчивость. Аналогично CSRD и ESRS, около 50 000 европейских и иностранных компаний будут обязаны отчитываться на основании Европейской таксономии. Зарубежные компании с представительством в ЕС или существенным товарооборотом также будут обязаны отчитываться. Недавнее исследование Европейской комиссии (ЕК) показало, что рыночные показатели компаний, которые привели отчетность в соответствие с Европейской таксономией, очень высоки. Это может быть признаком того, что рынок рассматривает такое соответствие как «золотой стандарт» раскрытия информации в области устойчивого развития. Кроме того, первые отчеты за 2023 г. обнадеживают: компании, государственные организации и финансовые структуры все чаще используют таксономию в своих бизнес-стратегиях, инвестировании и кредитовании.

Важнейшим регулирующим документом для финансового сектора является Регламент ЕС по раскрытию информации об устойчивом финансировании (SFDR), который устанавливает обязательства в отношении экологических, социальных и управленческих факторов (ESG) для управляющих активами и консультантов. В отличие от Европейской таксономии и CSRD, SFDR применяется к представителям финансового сектора ЕС (банки, инвестиционные и страховые компании, пенсионные фонды и т. д.) и нацелен на то, чтобы инвесторы могли правильно оценить, как риски устойчивого развития интегрированы в процесс принятия инвестиционных решений. В настоящее время Еврокомиссия подводит итоги серии консультаций с заинтересованными сторонами для оценки эффективности и удобства использования регламента.

Рассмотренные нормативно-правовые акты тесно связаны между собой. Европейская таксономия служит основой для оценки устойчивости деятельности компаний, а CSRD и SFDR дополняют ее посредством согласованных требований к раскрытию информации. CSRD фокусируется на комплексной отчетности компаний, а SFDR обеспечивает прозрачность на финансовых рынках, причем в обоих случаях используются показатели таксономии.

Европейское законодательство в сфере устойчивого развития имеет большое значение для российского бизнеса, поскольку требования могут быть применимы к компаниям, которые продолжают работать с рынком ЕС. На фоне санкций товарооборот РФ с ЕС сокращается, однако в 2023 г. Россия входила в десятку основных торговых партнеров ЕС. Кроме того, законодательное регулирование в области устойчивого развития в Китае, Индии, Турции, новых ключевых торговых партнеров России, активно меняется и может заимствовать основные принципы и подходы европейского регулирования. Российские компании, осознающие важность этих требований, могут иметь преимущества на мировом рынке и получить доступ к капиталу для реализации своих проектов.

Цели по достижению углеродной нейтральности в ЕС являются наиболее амбициозными, однако Россия и ее основные торговые партнеры также имеют аналогичные цели в более отдаленной перспективе, что будет способствовать единому вектору развития регуляторной базы в сфере устойчивого развития. В России государственное регулирование в этой области сейчас активно развивается и ориентируется на национальные приоритеты, но при этом использует основные подходы и принципы европейского регулирования. В частности, новый стандарт отчетности об устойчивом развитии Минэкономразвития РФ, как и CSRD, предписывает раскрывать финансовые последствия не только воздействий, но и стратегических рисков и возможностей, а также использует принцип так называемой двойной существенности для определения тем, раскрываемых в отчете. Практика демонстрирует, что тренды и регуляторные требования в области ESG, начавшие свое развитие в одной стране или регионе, часто распространяются и на другие рынки, включая Россию.